Шизофреник кто это такой

Шизофреник кто это такой

Психиатр Jim van Os (Джим ван Ос) меняет устоявшиеся представления о шизофрении. Шизофрения – не болезнь. И уж точно не генетически обусловленное заболевание. По его мнению, само название «»шизофрения»» исчезнет в ближайшие 10 лет.

Статья профессора Медицинского центра Маастрихтского университета Van Os с двумя коллегами опубликована в начале ноября 2010 в журнале Nature . Эта работа – основанная на научных исследованиях точка зрения на шизофрению. Название статьи – «»Среда и шизофрения»» (ориг. англ. The environment and schizophrenia). В ней утверждается, что возникновение и развитие шизофрении по настоящее время остаются непонятыми, несмотря на все обнаруженные гены, причастные к этому расстройству. Ученые рассматривают генетические влияния в сочетании с факторами среды, в частности, жестоким обращением и психической травмой в детском возрасте, употреблением продуктов конопли, социальным исключением меньшинств и проживанием в условиях большого города. Ибо исследованиями доказано, что четыре упомянутых средовых фактора повышают вероятность возникновения шизофрении. Даже у людей без повышенной генетической предрасположенности к развитию шизофрении.

В соответствии с господствующей парадигмой, генетически уязвимы к шизофрении примерно 15% населения. А в пределах уязвимой группы шизофренией в конечном итоге заболевает 1 из 15 (т.е. 1% населения).

Не пора ли отказаться от этой парадигмы? По мнению Van Os, многие исследователи пока этого не готовы принять. Они «»глубоко ныряют»» в ДНК в поисках аналога «»темной материи»». Но все больше и больше ученых сомневаются в существовании такого «»темного»» генного материала. «»В последние годы больше результатов приносят исследования среды, а вот внимание к генам заметно уменьшается. Уже четко установлено, что при неблагоприятных условиях в детском возрасте и при неблагоприятной среде проживания шизофрения может развиться без генетической предрасположенности. Но генетическая чувствительность, тем не менее, повышает риск возникновения расстройства»». В статье, опубликованной в специальном выпуске Nature, посвященном шизофрении, Van Os пишет о взаимодействии генетических и средовых факторов.

— Откуда взялось представление о том, что шизофрения является прежде всего наследственным заболеванием?

Van Os: «»В том числе из классических близнецовых исследований: с однояйцевыми и двуяйцевыми парами. Но сейчас уже ясно, что в подобных исследованиях оказывается плохо замерено воздействие среды. При статистической обработке данных там появляется ряд артефактов против средового компонента. Соответственно, он всегда получается слишком низким. Лучше выполнять исследования не только на близнецах, но с привлечением родителей, братьев и сестер. В исследованиях шизофрении это еще в полной мере не реализовано.

С появлением генных технологий, исследователи занялись изучением всех болезней с высоким наследственным фактором. Чтобы как можно быстрее найти соответствующие гены. Их действительно нашли, но они пока объясняют лишь очень небольшую часть из ранее обнаруженного наследственного фактора.

Настоящие исследователи генетики говорят: исследования, в ходе которых проводилось картирование всех вариантов ДНК в специфической группе пациентов, не дали ожидаемых результатов, то есть существует иное генетическое объяснение. Сейчас они говорят, что у каждого пациента с шизофренией присутствует та или иная мутация: вместо ограниченного числа общих вариантов, которые не могут объяснить шизофрении, теперь они предлагают нечто специальное. Они просто переключаются на следующую генетическую гипотезу. Обращение к этим моделям обусловлено представлениями, что у нормального человека невозможна уязвимость в отношении психоза. А коль Вы считаете это очень редкой болезнью, то тому также должен быть свой ген.

Редакция Nature попросила нас и еще двух критиков генетического подхода изложить на бумаге наши мысли о шизофрении именно по причине отсутствия движения вперед в области биологических исследований в психиатрии. Каждую неделю можно прочитать в газетах о новом открытии, которое все изменит коренным образом. Читатель не понимает, что открыт уже пятидесятый ген шизофрении, или что аномально засветился уже который отдел головного мозга у пациента с шизофренией. Нейросканирование в целом пока тоже дало немного. «»Биооптимизм»» иссяк, и требуется иной подход.

Что касается нас, то мы пытаемся объяснить, как генетически обусловленная болезнь может также оказаться болезнью социально обусловленной»».

— И как идут исследования в этом направлении?

Van Os: «»Пациенты очень часто рассказывают о перенесенных психических травмах или об употреблении продуктов конопли. Этому надо уделять больше внимания. Исследователи генов не слышат эти рассказы пациентов, потому что к ним в лабораторию поступает лишь пробирка с кровью – и все. Такие исследователи всегда говорят: «»Я не верю во взаимодействие генов и среды»». По моим наблюдениям, существует линейная связь между подобными заявлениями и количеством пациентов, которых они видят своими глазами. Да и в старых близнецовых исследованиях социальные факторы почти никогда не были известны»».

— Почему в прошлом оказалось так мало результатов по исследованию роли факторов среды?

Van Os: «»Методология исследования факторов среды была недостаточно совершенна. Это наблюдательное исследование, при котором Вы ищете одновременно появляющиеся характеристики, например, увеличение количества курильщиков и рост числа случаев рака легких. Такие исследования всегда вызывают некоторые подозрения. Ну и конечно, такие подозрения еще и насаждаются, например, производителями табачных изделий, которые немедленно заявляют, что наблюдательное исследование не доказывает наличие причинно-следственной связи»».

— А как можно улучшить методологию?

Van Os: «»В современных наблюдательных исследованиях Вы ведете исследования в совершенно разных средах, с использованием максимального числа разнообразных схем научных исследований. Если и тогда при определенных условиях исследования у Вас снова и снова проявляется связь между показателем среды и психозом, то это действительно что-то реальное»».

— Вы можете дать конкретный пример?

Van Os: «»Возьмите употребление продуктов конопли и психозы. Исследования употребления продуктов конопли показывают, что у самых обычных людей могут появиться тонкие и легкие симптомы психоза. Большие когортные исследования показывают, что среди потребителей продуктов конопли выше показатели психозов. Помимо этого, существуют, например, экспериментальные исследования, во время которых люди по жребию курили сигареты с марихуаной или с плацебо. Участниками этого исследования были как пациенты, так и люди, уязвимые в отношении шизофрении, т.е. родственники первой степени пациентов с шизофренией. Исследуют также и реакции мозговой ткани на коноплю. Во всех этих исследованиях присутствует одно: у людей, больше употребляющих продукты конопли, выше вероятность психоза и шизофрении. Что является причиной, а что – следствием, пока не доказано, но сама связь присутствует.

Сейчас также есть данные о рисках для жителей больших городов, для людей, принадлежащих к национальным меньшинствам, которые чувствуют себя ущемленными и социально обделенными, и для людей, пострадавших в детстве от жестокого обращения или иной психической травмы. Сейчас мы планируем в подобных исследованиях проанализировать генетическую составляющую»».

— Как организованы эти исследования?

Van Os: «»Группа европейских исследователей шизофрении, все из которых раньше работали в лондонском Институте психиатрии, получила от Евросоюза 12 миллионов евро для исследования воздействий генов и среды. При этом мы изучаем гены, образ жизни и жизненные обстоятельства у пациентов и здоровых. Мы также изучаем людей с семейной уязвимостью (почвой) или с психометрической уязвимостью, а это значит, что у них чаще бывают психотические переживания»».

Читайте также:  Плоская голова у грудничка комаровский

— Как Вы находите таких людей?

Van Os: «»Через исследования с использованием опросников. Примерно 15% от общей популяции говорят, что у них хоть раз в жизни были галлюцинации или мысли о том, что компьютер вмешивается в работу их мозга.

Но в реальности психическое расстройство – это не только количество и выраженность симптомов, но и степень субъективного страдания человека в связи с этими симптомами. Некоторые люди слышат голоса и прекрасно функционируют, а некоторые, услышав их пару раз, впадают в панику и бегут к психиатру. Так что все относительно»».

— Вы отступаете от существующей классификации и ведете исследования, суть которых состоит не в том, страдает ли человек расстройством или нет, а в какой мере это происходит. В картине такого континуума у каждого будет свой показатель. Не окажемся ли мы все в результате пациентами?

Van Os: «»Когда подобные рассуждения применяют к депрессии или тревоге, они вызывают куда меньший скепсис. Потому что каждый несколько дней может быть подавленным. Если этот период продолжается 2 недели, и человек из него не выходит, то это называется депрессией.

Существуют убедительные доказательства подобного континуума и для психозов. Это континуум переживаний, которые можно замерить в обществе, в том числе параноидные идеи, преходящие галлюцинации, расстройства мотивации и тонкие изменения в мышлении.

Точно как при шизофрении, только намного тоньше, потому что в популяции свой градиент. Здесь намного больше доказательств, чем дает молекулярная генетика шизофрении. Пришло время для смены парадигмы, и в том числе поэтому мы теперь можем писать на эту тему в Nature»».

— Какая польза от таких исследований врачам и пациентам? Мы знаем уже, что некоторые средовые факторы могут быть опасными, в первую очередь, для детей и молодых взрослых?

Van Os: «»Это важно для превенции. Мы видим, что для шизофрении образ жизни оказывается не менее важен, чем для болезней сердца и сосудов»».

— Какой образ жизни может предотвратить появление шизофрении?

Van Os: «»Можно научить людей, чувствительных к психозам, вставать по утрам с мыслью «»передо мной широкие возможности»». Можно вставать и с мыслью, что опять вступаешь все в ту же круговую колею, что твою жизнь определяют другие, и ты сам никак не можешь контролировать свою среду. Естественно, такая мысль может появиться, потому что это может быть Ваша реальность. Например, Вы работаете в секретариате, и Ваша работа состоит в том, чтобы выполнять то, что другие бросают на Ваш стол. От этого Вам следует отказаться. Но нередко мы загоняем себя психически в негативную спираль, забывая при этом, что контакты и социальная сеть могут вызвать позитивные чувства и породить оптимизм. С этой целью разработаны специальные формы психотерапии, и последние исследования показывают, что это очень хорошо для Вашего здоровья»».

— Если оставить в стороне вставание по утрам, не кажется ли Вам, что опасность несколько серьезнее?

Van Os: «»В отношении шизофрении существует некоторое недопонимание. В текущей версии американской DSM-IV шизофрения определяется, на основании продолжительности и тяжести болезни, как самая тяжелая форма всего спектра «»шизоидных»» расстройств.

При этом вся диагностическая система построена на использовании дихотомических категорий: у Вас или есть что-то, или нет, одно расстройство или другое. При этом в клинической практике может быть путаница с ярлыками – при одних и тех же симптомах один психиатр поставит «»шизофрению»», а другой – «»депрессию»», так что дело не в ярлыках, а в том, нуждается ли конкретный человек в помощи.

В современном понимании шизофрения – это расстройство, в котором сходятся четыре группы симптомов, которые в обычной жизни встречаются очень часто – в мягкой форме и отдельно друг от друга – в 10-20% населения. Мне представляется, что правильнее рассматривать это расстройство многомерно (dimentional), т.е. оценивая тяжесть каждой группы симптомов. В DSM-IV симптомы различной тяжести и из разных групп называются как различные болезни. Помимо диагноза шизофрении, в разделе психозов и шизофрении DSM-IV присутствует около 25 различных психотических диагнозов. Это чересчур много. В целом, я считаю, что разделение расстройств на категории принесло больше вреда, чем пользы»».

— Почему в DSM — IV оказалось так много диагнозов?

Van Os: «» DSM-IV была опубликована в 1994 после очень сложного процесса. DSM является инициативой американской профессиональной организации, объединяющей психиатров – Американской психиатрической ассоциации (АПА). Прежде всего американским психиатрам была нужна явная болезнь, очень тяжелая, при которой психотерапия не помогает. Как у неврологов есть четко выделенные болезни головного мозга, так и психиатры хотели что-то такое, что можно было бы лечить таблетками. Ну, и чтобы отделиться от усиливающейся психологии, потому что психологи не имеют права назначать лекарства. Тогда критерии шизофрении были настолько заужены, что под них попадали лишь самые тяжелые больные. Для менее тяжелых психотических синдромов были созданы другие диагностические категории. Сейчас ученые-социологи работают над реконструкцией этой истории, и это важно, потому что мы тогда увидим, как мы в западном мире смотрим на «»сумасшествие»».

— Вы участвуете в рабочей группе по подготовке DSM — V , по разделу психозов и шизофрении. Как Вы попали в эту группу со своим отличным от американского «»европейским»» мышлением?

Van Os: «»АПА хотела обновить DSM-V с учетом последних научных данных. Меня пригласили из-за моих публикаций об этих четырех группах симптомов, потому что я рассматривал это расстройство многомерно. В рабочую группу по психозам, помимо меня, входят десять американцев, один немец и один британец. После трех лет совместной работы мы научились достигать согласия»».

— И каков результат?

Van Os: «»Мы собираемся внести в АПА предложение о термине «»психотические синдромы»». Вместо болезни «»шизофрения»» появится шизофренический синдром. Шизофрения – это не болезнь. В этом суть изменения. Кроме того, будет возможность в рамках шизофренического синдрома определять тяжесть симптомов. Таким образом врач сможет поставить диагноз, и уточнить при этом симптомы и их тяжесть. Но кто хочет, может и дальше использовать многие из старых диагнозов. Отказаться от них сразу – слишком большой шаг. Не следует забывать о том, что на основе диагнозов DSM-IV писались журналы и назывались подразделения в университетах, работали системы страхования здоровья и фарминдустрия. Я надеюсь, что в ближайшие годы исчезнет представление о том, что шизофрения – это болезнь, имеющая четкое определение, для которой известны причины возникновения, терапия и течение. Это декларируется, но на самом деле это неправда»».

Читайте также:  Симптомы начинающейся катаракты

— Итак, Вы хотите, чтобы название «»шизофрения»» вышло из употребления. В прошлом году Вы предложили называть шизофрению в будущем «» salience syndrome «». Как дела с этим названием?

Van Os: «»Нет, у этого названия очень много недостатков. Слово Salience очень тяжело для перевода. Оно означает нечто вроде «»важность значения»». Мы предлагаем АПА вместе с ВОЗ поискать новое название для этого расстройства. «»Шизофрения»» означает, что вы страдаете тяжелой болезнью с настоящим греческим названием, при котором от самого пациента мало что зависит. Если Вы в компании скажете, что у Вас депрессия, то все сразу поймут, что речь идет о повышении или понижении настроения. Если же Вы скажете, что у Вас шизофрения, то люди не будут иметь ни малейшего представления о том, что с Вами не так»».

— Если это будет не «» salience syndrome «», то что?

Van Os: «»Новое название появится не раньше, чем лет через десять. Хотя в Азии дела идут очень быстро. В Японии с 2002 шизофрения называется integration dysregulation syndrome («»синдром дисрегуляции интегративных процессов»»). Изменено название и в Гонконге — на thought-perception dysregulation syndrome («»синдром дисрегуляции мышления и восприятия»»). За ними последует Южная Корея. Там название имеет большое значение, потому что «»шизофрения»» несет в себе оттенок мистификации. Тот, кто в азиатской культуре – прежде всего в Японии – получает этот ярлык, в действительности получает приказ покончить с собой»».

Справка : Johannes Jacobus (Jim) van Os родился в 1960 году; изучал медицину в Амстердаме, а психиатрию – в Лондоне. После этого работал в психиатрических клиниках в Джакарте, Касабланке, Бордо и Лондоне. Van Os – профессор психиатрической эпидемиологии Маастрихтского университета и «»гостевой лектор»» Института психиатрии в Лондоне. Вместе с коллегами разрабатывает новейшие формы помощи психиатрическим пациентам. Он и его научная группа выявили различные новые факторы риска для развития психозов, для возникновения тревоги и депрессии. В 2010, четвертый год подряд, врачебное сообщество Нидерландов называет его лучшим психиатром страны. Van Os также является членом рабочей группы по разработке раздела психотических расстройств DSM-V.

По материалам: Schizofrenie is geen ziekte. – NRC Handelsblad, 13.11.10, Sect. Wetenschap, p. 4-5.

Основные факты

Симптомы

Шизофрения является психозом, таким психическим заболеванием, для которого характерны нарушения мышления, восприятия, эмоций, самовосприятия и поведения. В число распространенных симптомов входят:

  • галлюцинации: слышать, видеть или ощущать то, чего нет на самом деле;
  • бред: стойкие ложные убеждения или подозрения, не разделяемые другими людьми в культуре, к которой принадлежит пациент, и прочно сохраняющиеся даже при наличии фактов, свидетельствующих об обратном;
  • неадекватное поведение: дезорганизованное поведение, в частности бесцельное хождение, бормотание и беспричинный смех, странный вид, неряшливость или неопрятность;
  • дезорганизованная речь; бессвязные или не к месту произносимые высказывания и или;
  • нарушения эмоций: выраженная апатия или отсутствие связи между выражаемой эмоцией и такими наблюдаемыми проявлениями, как выражение лица или жесты.

Масштабы и воздействие

Во всем мире шизофренией страдают более 20 миллионов человек, однако она встречается реже, чем многие другие психические заболевания. Мужчины также обычно заболевают шизофренией раньше.

Шизофрения ассоциируется со значительным нарушением трудоспособности и может сказываться на обучении и профессиональной деятельности.

У лиц с шизофренией вероятность рано умереть в 2-3 раза выше, чем у населения в целом (2). Это часто связано с физическими заболеваниями, например сердечно-сосудистыми, обмена веществ и инфекционными.

Широко распространены стигма, дискриминация и нарушение прав человека лиц с шизофренией.

Причины шизофрении

Исследования не выявили одного провоцирующего фактора. Считается, что это нарушение может возникать в результате взаимодействия генов и ряда факторов среды.

Психо-социальные факторы могут также способствовать возникновению шизофрении.

Обслуживание

Более 69% лиц с шизофренией не получают надлежащей помощи (3). Девяносто процентов лиц с нелеченой шизофренией проживают в развивающихся странах. Важной проблемой является отсутствие доступа к психиатрическому обслуживанию. Кроме того, лица с шизофренией с меньшей вероятностью обращаются за помощью, чем население в целом.

Ведение

Шизофрения поддается лечению. Лечение с применением препаратов и психосоциальной поддержки дает эффект. Однако большинство лиц с хронической шизофренией не получают лечения.

Имеются убедительные фактические данные о том, что психиатрические больницы старого типа неэффективно обеспечивают лечение, которое необходимо лицам с психическими нарушениями, и нарушают их основные права человека. Следует расширить и ускорить усилия по передаче оказания медицинской помощи от психиатрических учреждений местным сообществам. Важное значение имеет вовлечение в оказание помощи членов семьи и более широкого сообщества.

Программы в нескольких странах с низким и средним уровнями доходов (например, Эфиопии, Гвинее-Бисау, Индии, Иране, Пакистане, Объединенной Республике Танзании) продемонстрировали осуществимость оказания помощи лицам с тяжелыми психическими заболеваниями в рамках системы первичной медико-санитарной помощи путем:

  • обучения персонала, оказывающего первичную медико-санитарную помощь;
  • обеспечения доступа к основным лекарственным средствам;
  • оказания поддержки семьям, обеспечивающим уход на дому;
  • информирования общественности с целью сокращения стигмы и дискриминации;
  • людям с шизофренией и их семьям и/или лицам, осуществляющим уход, может быть предложено проведение ориентированных на выздоровление мероприятий (например, подготовка в целях приобретения жизненных навыков и навыков общения);
  • содействие, по возможности, самостоятельной жизни или проживанию с уходом, оказание поддержки в обеспечении жильем и трудоустройстве людей с шизофренией. Это может служить основой для людей с шизофренией в достижении целей по выздоровлению. Люди с шизофренией часто испытывают трудности в получении или сохранении нормальной работы или жилья.

Нарушения прав человека

Больные шизофренией подвергаются нарушениям прав человека как в стенах психиатрических учреждений, так и со стороны населения. Стигматизация этого нарушения достигает высокого уровня. Это способствует дискриминации, которая может в свою очередь ограничивать доступ к общим медицинским услугам, образованию, жилью и трудоустройству.

Ответные меры ВОЗ

Развернутая в 2008 г. Программа действий ВОЗ по ликвидации пробелов в области психического здоровья (mhGAP) использует основанные на фактических данных технические руководства, методические материалы и наборы учебных материалов для расширения обслуживания в странах, особенно в условиях дефицита ресурсов. Она ориентирована на приоритетный перечень нарушений, направляя усилия по укреплению потенциала на провайдеров неспециализированной медицинской помощи в рамках комплексного подхода, продвигающего психическое здоровье на всех уровнях оказания помощи. На настоящий момент mhGAP осуществляется в более чем 100 странах-участников ВОЗ.

Читайте также:  Хондролон аннотация

Проект ВОЗ «QualityRights» («Качество и права») предусматривает совершенствование помощи и условий для соблюдения прав человека в учреждениях, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, и расширение возможностей организаций выступать поборниками здоровья лиц с психическими расстройствами.

Планом действий ВОЗ в области психического здоровья на 2013-2020 гг., одобренным Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2013 г., были выделены шаги, необходимые для оказания соответствующих услуг лицам с психическими расстройствами, включая шизофрению. Важнейшая рекомендация Плана действий предусматривает передачу оказания услуг от учреждений местным сообществам.

Библиография

(1) GBD 2017 Disease and Injury Incidence and Prevalence Collaborators. Global, regional, and national incidence, prevalence, and years lived with disability for 354 diseases and injuries for 195 countries and territories, 1990–2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. The Lancet; 2018 (https://doi.org/10.1016/S0140-6736(18)32279-7).

(2) Laursen TM, Nordentoft M, Mortensen PB. Excess early mortality in schizophrenia. Annual Review of Clinical Psychology, 2014;10, 425-438.

(3) Lora A et al.. Service availability and utilization and treatment gap for schizophrenic disorders: a survey in 50 low- and middle-income countries. Bulletin World Health Organisation; 2012: 10.2471/BLT.11.089284.

Они живут среди нас. Многие, как и все, ходят на работу, женятся, заводят детей. По каким признакам можно вычислить человека с шизофренией? И стоит ли опасаться?

Наш эксперт – врач-психиатр, про­фессор кафедры психиатрии ФДПО РНИМУ им. Н. И. Пирогова, вице-президент Российского общества психиатров, почётный член Всемирной психиатрической ассоциации, член совета Европейской ассоциации психиатров, доктор наук Пётр Морозов.

К людям с этим диагнозом принято относиться настороженно и даже с опаской. Кто их знает, что они могут выкинуть! А вдруг начнут с ножом кидаться? На самом же деле типичный портрет больного шизофренией существенно отличается от того, который рисует нам воображение.

Настоящих буйных мало

Примерно 1% людей в мире (где-то 24 миллиона мужчин и женщин) страдают этим хроническим заболеванием, при котором нарушаются процессы мышления и восприятия. Шизофрения может проявиться в любом возрасте, но чаще поражает молодых (15–30 лет). По наследству она напрямую не передаётся, но генетика повышает риски. Как и пристрастие к алкоголю и наркотикам.

В фильмах и книгах зачастую используются образы психически больных убийц. Но, по данным статистики, 90–95% тяжких преступлений совершается психически здоровыми людьми. А люди с шизофренией в 10–20 раз чаще становятся жертвами преступлений, чем исполнителями. Ведь они обычно не лезут на рожон, а, наоборот, замыкаются в себе, ищут уединения. Мир для них – источник опасности, поэтому, как правило, они ведут себя тихо, а агрессию чаще направляют не на других, а на себя. По статистике, каждый десятый больной шизофренией совершает самоубийство. Так что их надо не столько опасаться, сколько защищать.

Впрочем, формы у болезни разные. При одних человек полностью теряет личность, становясь опасным для себя и окружаю­щих. Или уходит в свой мир, отгораживаясь от реальности нерушимой стеной. Таким людям необходимо лечение в психиатрическом стационаре. Но при некоторых формах заболевания (при условии своевременно начатого лечения) они вполне могут жить нормально. Даже при наличии инвалидности такие люди способны работать, но только если их профессия не требует повышенного внимания и ответственности и не связана с высоким нервно-психическим напряжением. Конечно, водителями, военнослужащими, пилотами и дежурными по электростанциям им не быть. Вредное производство и работа в ночную смену – тоже не для них. А вот с удалённой, интеллектуальной творческой деятельностью многие из больных шизофренией отлично справляются.

Позитив и негатив

Правда, на практике лечение шизо­френии редко оказывается своевременным. Ведь её первые симптомы часто возникают в подростковом возрасте и обычно списываются на трудности пубертатного периода. Затем – на сложный характер, тяжёлые жизненные обстоятельства, реакцию на стресс. У женщин эта болезнь нередко обостряется в период менопаузы или после родов – а это, как извест­но, тоже не самые спокойные моменты в жизни. Поэтому часто шизо­френия долго остаётся нераспознанной.

Выделяют две большие группы признаков болезни: негативные и позитивные. Это не значит, что одни из них плохие, а другие хорошие. Просто при негативных симптомах человек теряет какие-то функции, а при позитивных, наоборот, проявляется то, чего раньше не было.

Негативные симптомы

  • Апатия, исчезновение любых интересов. Что воля, что неволя – всё равно. Человек может перестать следить за собой, забывает поесть.
  • Неадекватность, повышенная раздражительность, агрессия. Обычно немотивированные приступы злости человек демонстрирует по отношению к самым близким. Все прочие при этом могут долгое время ничего не замечать.
  • Самоизоляция, депрессия. Больной перестаёт искать встреч с друзьями, резко ограничивает круг общения. Депрессия и шизофрения – не одно и то же, но очень часто сопутствуют друг другу.
  • Снижение эмоционального отклика. Больные теряют способность сопереживать или радоваться. Любые их эмоции становятся бедными.

Позитивные симптомы

  • Галлюцинации. Могут быть слуховыми (голоса в голове) и зрительными (видения, необычно яркие сны).
  • Бред. Сначала появляются навязчивые идеи, фобии, затем – идеи сверхценного характера, а после – уже бред. Страхи при шизофрении – необычные. Например, больные могут панически бояться чем-то заразиться (мизофобия), из-за чего по сто раз на дню моют руки. Нередко встречается боязнь собак (кинофобия) и даже книг (библиофобия). А ещё могут возникать неоправданная подозрительность и беспочвенная ревность. Появление фобий – хоть и опасный симптом, но ещё не свидетельство болезни. Например, мизофобией страдали поэт Владимир Маяковский и дипломат Георгий Чичерин, хотя шизофрении у них не было.
  • Беспорядочное мышление. Страдают логика, процессы анализа и синтеза. Суждения становятся непоследовательны. Часто у больных – проблемы с чувством юмора, ассоциативным и абстрактным мышлением. Зато проявляется склонность к бессмысленному мудрствованию, бесцельным рассуждениям.
  • Психомоторное возбуждение. Оно может проявляться в совершении неадекватных или ненужных действий. И в повышенной говорливости.

Взять под контроль

Лекарства от шизофрении (нейролептики, антипсихотики) – исключительно рецептурные. Выписывают их психиатры. Принимать их надо постоянно и длительно, часто – пожизненно. Но многие люди не доходят до ПНД, боясь, что их поставят на учёт, что перечеркнёт всю их дальнейшую жизнь. Поэтому лечатся частным образом, и не всегда адекватно. Антипсихотики первых двух поколений недостаточно эффективны и безопасны, так как действуют менее целенаправленно и могут давать ряд побочных явлений (увеличение веса, развитие диабета и сердечно-сосудистых заболеваний). Лекарства третьего поколения работают гораздо лучше, так как дейст­вуют более целенаправленно. Такие лекарст­ва позволяют контролировать шизофрению и дают возможность больным вернуться к полноценной жизни.

Ссылка на основную публикацию
Шатаются зубы лечение
Давайте поговорим об основных симптомах стоматологических заболеваний. Наши специалисты ответили на самые распространенные вопросы пациентов. Что должно насторожить? Когда нельзя...
Чувство давления в глазах
Иногда люди жалуются на глазные боли, которые они описывают, как давящие. Такая боль может возникать при движении глаз и, как...
Чувство дискомфорта в области сердца
Боль в области сердца - одна из самых частых причин обращения людей за скорой помощью. Так, ежегодно, несколько миллионов людей...
Шафран для чего используется
Пряная специя шафран издревле славится своими полезными свойствами. Она не только придает блюдам неповторимый аромат и вкус, но и тонизирует,...
Adblock detector