Юлия дузь и кирилл кяро фото

Юлия дузь и кирилл кяро фото

Кириллу 44 года, родом он из Эстонии. Мама Светлана – русская, папа Валерий Кяро русский и наполовину эстонец.

Информации об актёре не так много, как хотелось бы. Судя по одному из комментариев на одном из сайтов, посвященных театру и кино, мама Кирилла Светлана работала в детском саду при заводе «Трактор» – производственное объединение «Таллэкс» (создано в 1944, упразднено по причине приватизации в 1993 году).

Комментарий (орфография и пунктуация сохранены):

«Светлана Шолохова. (г.Таллин) 10.04.2012, 03:44
Кирюша здравствуй.Пишет тебе Светлана Ивановна.Я с 1976г.по 1986г. работала няней в детском садике номер 54 завода Двигатель в г. Таллине.На улице тарту мнт..Сейчас его уже конечно нет.Работала я с твоей мамой,тоже Светлана.Ты ходил тогда во вторую ясельную группу.И мама твоя работала воспитателем.Мы с ней были очень дружны.Ты конечно меня не помнишь,ведь был совсем маленький.Фото того времени у тебя ведь есть? Я надеюсь ты вспомнишь меня.Я бы очень хотела разыскать твою маму.Когда она уволилась из садика и я тоже,работали в разных местах,вот и потеряли друг друга.Очень хочу ее найти.Помню вы жили в Ласнамяэ,на улице Федюненская и больше ничего.А тебя я увидела в титрах фильма (Тихие сосны) и очень обрадовалась,ты умница,молодец.Я постараюсь посмотреть фильмы с твоим участием.Хорошо сейчас есть интернет и я немного им владею.Кирюша всего тебе самого доброго в твоей актерской профессии.Надеюсь ты найдешь минуточку времени,что-бы ответить мне.Я живу в Таллине,в Ласнамяэ.Дом.тел.6*****5.и моб.**** 0110.Я буду ждать звоночка от твоей мамы с нетерпением.До свидания,всего доброго.С уважением Светлана Ивановна».

Завод выпускал цепные траншейные экскаваторы и дреноукладчики.

Кирилл ходил в ясельную группу этого детского сада. Жил в части города Ляснамяэ в Эстонии.

Отец Валерий Кяро родился в эстонском городе Нарва, ему сейчас 70 лет.

Судя по данным его страницы в соцсети Facebook, работал капитаном в «Эстонском морском пароходстве». Фотографии порта на его странице часты.

Учился Валерий Кяро в Морской школе в Эстонской морской академии.

Совместных фотографий Кирилла с родственниками особо не найти. Но есть одно с его отцом и дядей Евгением Кяро. На фоне дороги и машины.

Есть фото Светланы и Валерия с собакой.

И фотография Светланы, Кирилла, Юлии и собаки Вени (она принадлежит Юлии Дузь — гражданской жене Кирилла).

Ещё известно, что у четы Кирилла Кяро и Юлии Дузь есть дочь Мира. Ей больше годика. Она родилась 21 декабря 2018 года.

На странице в Instagram у Кирилла умилительные фотографии с дочерью.

С женой Юлией они до рождения ребёнка много путешествовали.

Сейчас чаще фотографии с дочерью на страницах Юлии и Кирилла.

Юлия Дузь – работает в компании Krapiva с 2015 года. Называет себя в Facebook «бетонных дел мастер». Юлия, видимо, представитель творческой профессии и у неё отличное чувство юмора! Эта компания занимается домашним декором. Из бетона, в том числе.

Кирилл Кяро был женат на актрисе Анастасии Кяро (девичья фамилия — Медведева, снималась в фильмах «Черный ворон», «УГРО: Простые парни 4», «Закрытая школа 2» и другие).

Звезда сериала «Нюхач» — о работе дворником, кризисах, вдохновении и любимой девушке

Кирилл Кяро долго шел к успеху. И смирился с тем, что все случится нескоро. Но занимался любимым делом в самые сложные для актеров времена, менял места жительства и работы и, наконец, оказался в нужном месте и в нужный час: страна узнала и приняла его Нюхача. Дальше последовала череда интересных ролей в очень хороших проектах. И в личной жизни, наверное, с тех самых пор у него все хорошо: есть любимая девушка Юля Дузь, с которой он тоже познакомился благодаря работе. Подробности — в интервью февральского номера журнала «Атмосфера».

— Кирилл, где вы сейчас постоянно живете — в Москве или в Таллине?

— Больше здесь, но в Таллине тоже часто бываю. Это же недалеко. На поезде ехать ночь, а на самолете — час, практически как в Питер.

— В Питер на «Сапсане» — уже около четырех часов…

— А я туда люблю ездить ночным поездом: в этом есть какая-то атмосфера, романтика. «Сапсан» — удобный поезд, но я не получаю удовольствия, хотя и виды прекрасные, и быстро, и даже кормят. Но почему-то после этой поездки я всегда уставший. Раньше, помню, не было денег, и я ездил в сидячем вагоне в Таллин — это было очень увлекательно и интересно. В какой-то момент пересел в купе, и мне стало сложнее, потому что в сидячем вагоне ты предоставлен сам себе, даже сосед, сидящий рядом, смотрит не на тебя. И это были бесценные моменты, когда я мог что-то поучить, почитать — то, что не успеваешь в повседневной жизни из-за каких-то дел, съемок… Я и засыпал очень легко в них, отключался моментально. На пути в Эстонию проходишь две границы, тебя постоянно будят. Помню, один мужчина все время маялся, а я только сел в Таллине и заснул, потом — две границы, я давал паспорт, таможня меня не трогала, и я спал дальше. Когда мы уже подъезжали к Москве, сосед меня спросил: «Как вам так быстро удается заснуть?» — я ответил, что просто очень сильно устаю.

— Если у вас возникают небольшие паузы между проектами, то отдых должен быть энергетическим или расслабляющим?

— Это зависит от степени усталости и от того, что ты делал до. Раньше я любил активный отдых, мне нравится брать машину и таким образом путешествовать. Где машина не проедет, можно и подняться ногами, где-то нырнуть. (Смеется.) И все же серфинг — не мое. Вот Максим Дрозд им занимается, я ему очень завидую, он уезжает на месяц-полтора куда-то далеко — я, к сожалению, такой роскоши не могу себе позволить.

— А горные лыжи на красивом курорте.

— Это, к сожалению, тоже не для меня. Все эти знаки успешной жизни у меня поздно начались. На горные лыжи я попробовал встать только в позапрошлом году, но пока все сложно. (Улыбается.) Юля тоже катается и осваивает все гораздо быстрее меня. Она чувствует скольжение…

— Вы не увлекаетесь ни йогой, ни медитацией?

— Хорошая идея, но пока я до этого не дошел.

— А вы считаете, что эти увлечения совместимы с актерским делом?

— Безусловно. Расскажу одну историю. Волею случая меня и одного актера из Таллина пригласили сниматься в Австрию в полном метре. Это происходило летом 2010 года, когда вокруг Москвы горели леса, — и такой подарок судьбы! Я гулял с собакой — и вдруг позвонили и пригласили в Австрию, в горы, где чистый воздух, красота плюс еще съемки… Радость и счастье. И вот мой коллега занимался ушу, йогой — я смотрел на него с уважением! (Смеется.) У нас случались разногласия в тот период, мы поняли, что ситуация накаляется, потому что не успеваем снять вовремя, и по контракту нам могут не заплатить гонорар целиком. В итоге он начал срываться, в один из дней я с трудом уговорил его выйти на площадку. Если бы он не занимался этими практиками, разнес бы, наверное, всю Австрию. (Улыбается.) Так что ты ничего не теряешь, но учишься концентрировать свое внимание.

Читайте также:  Слабительные свечи после кесарева сечения

— Вы упомянули собаку. Вас с очаровательным терьером можно видеть и на прогулках, и в машине, и в ресторане — вы просто неразлучны…

— Да, это наш любимый Вениамин, ирландский пшеничный короткошерстный терьер. Ему уже семь лет. Мы с ним и по ресторанам вместе ходим. (Смеется.) Сейчас он в Таллине. Был период, когда я мотался туда-сюда — то в Киеве снимался, то в Москве был, то в Таллине, он ездил со мной, а потом Юля отвезла его к родителям, чтобы не брать с собой постоянно. Это пастушья порода. И она хороша тем, что собака никогда не убежит, потому что не вы ее стережете, а она вас «пасет». И чем больше людей, тем ей лучше. Вениамин очень компанейский. Мы всегда с Юлей наблюдали за ним и думали: «Кто для него главный хозяин?» — и в итоге я понял, что нет у него такого. Когда мы с Юлей вдвоем, это для него самое лучшее, а когда одного из нас нет, он будет ждать, переживать. Сейчас он — с родителями, и ему хорошо, потому что там у нас огромная семья, все с ним общаются. Но, конечно же, когда мы приезжаем, он сразу тянется к нам. И спит он только у нас в ногах, всегда лезет на кровать…

— Вы стали популярны, когда на экраны вышел «Нюхач». Что чувствовали, когда вдруг наступило узнавание?

— Оно так плавно наступило. И наступило ли. (Смеется.) Хотя… знаете, часто бывает, что режиссер хочет снимать актера, но говорит, что канал не утверждает, потому что не медийное лицо. А сейчас иногда даже канал предлагает меня режиссеру. (Улыбается.) Значит, действительно что-то сдвинулось. Но теперь страшно другое — не хочется, чтобы говорили: «А, опять одного и того же снимают!» (Улыбается.) Это очень опасный момент.

— Ваши герои в «Нюхаче», «Консультанте», «Научи меня жить» так или иначе связаны с криминальной психологией. А вы хороший психолог? В одном из интервью вы сказали, что «считываете» людей…

— Наверное, я красовался, обманывал. (Улыбается.) Не знаю, насколько мне помогает в жизни то, что я играл эти роли. Во время работы, когда изучаешь все приемы, такое возможно. А когда проект заканчивается и начинается новый, понимаешь, что в данной сфере ты дилетант. Единственное, что может не подвести, — это интуиция, да и то, может быть, я так думаю. Управлять собой, своей психофизикой, особенно для мужчины, очень важно.

— Чтобы не сорваться?

— Сорваться, пуститься во все тяжкие всегда можно. А вот уметь себя сдержать… Мне кажется, и в кино, и в театре открытый темперамент сейчас не интересен — интересен внутренний, сдержанный, преодоление себя.

— А вы проходили через кризисы?

— Конечно, случались кризисы, в разное время. Подростковый период — очень сложный, когда ты пытаешься заявить, что ты уже мужчина, стоящий на двух ногах. И уже размышляешь, в какую сторону пойти. А идти мне не хотелось никуда. (Смеется.) Я чувствовал странную апатию. Хотя в то время я уже лет пять-шесть занимался восточными единоборствами, и это меня вдохновляло. К тому же там и своя компания была. И параллельно в девятом классе появилась театральная студия.

— Как же вас туда занесло?

— Исчезла апатия, и я пошел в театральную студию, не собираясь посвятить свою жизнь творчеству. Я хотел заняться сценической речью, а главное — стать более контактным, коммуникабельным.

— У вас были проблемы с общением?

— Мне казалось, что я не настолько контактный, насколько хотел бы. Хотя в принципе я нормально общался с одноклассниками. Но в студии все было по-другому. Сначала я вообще был в шоке: все такие интересные и талантливые! (Смеется.) Не понимал, что я здесь делаю. Но недели через две увидел, что и меня воспринимают как интересного и талантливого, а значит, мы можем быть одной командой. Кстати, это очень любопытный момент самоидентификации, потому что ты принижаешь себя, а потом вдруг удивляешься, что тебя воспринимают как своего.

— А как в это время обстояло с юношескими влюбленностями?

— Конечно же, все было. Влюбленность — это же еще какой стимул к самосовершенствованию! И в студии я влюблялся, и в школе у меня была любовь, причем с третьего класса и до выпускного. Неразделенная.Может, потому она и была такой длинной. (Улыбается.) Правда, я это называл «любовью», а на самом деле все несерьезно было.

— Когда вы поступили в Щукинское театральное училище, кризис самоидентификации закончился?

— Началась новая история. С поступлением появились другие сложности. Мы, конечно, все были счастливы, что выдержали огромный отбор — сто-двести человек на место. Но, как нам сказали, это только первая ступень, надо упорно работать, и неизвестно, кто дойдет до конца. И после первого семестра отчислили пять человек. У нас был шикарный курс Марины Александровны Пантелеевой. И даже те, кто был отчислен, стали хорошими артистами.

— Как удавалось совмещать учебу с подработками?

— Хотелось быть джентльменом, иметь возможность сводить девушку в ресторан… Я помню, что тогда рассказывали об Александре Абдулове: он разгружал вагоны по ночам, а потом водил дам в ресторан. Это хороший, романтический пример. И я так же делал, поэтому где только не работал…

— Какая из этих работ была вам больше по душе, а на какой приходилось себя преодолевать?

— В первый год я трудился дворником, а во второй понял, что этого нельзя делать, потому что засыпал на занятиях. Со сном вообще была проблема, потому что нужно было вставать в шесть утра, а что такое в общаге лечь спать вовремя. (Смеется.) В какой-то момент я посмотрел на себя со стороны — и увидел обозлившегося молодого парня, который берет лопату, убирает снег и злится, потому что ему не дали поспать. И закончил с этим — работал только летом, на каникулах. А потом, после окончания института, кем только не был! Говорил себе: «Хорошую я профессию выбрал, любимую — артист, только денег она не приносит!» Поэтому приходилось заниматься нелюбимыми работами. Но надо делать так, чтобы они становились любимыми, иначе нельзя.

Читайте также:  Что такое гонорея у женщин симптомы и лечение

— И что же это за работы были?

— Официант в ресторане, турагент, гид а-ля телохранитель… Я шучу, но у нас учился прекраснейший артист из Южной Кореи — Пак Син Ян, сейчас он их Джек Николсон, — и летом он находил нам халтуру. Проучился он у нас только два курса, потом уехал домой, потому что его позвали в Корее в кино. После него я подрабатывал тем же: был гидом для корейской консерватории. Приезжали пятнадцать красавиц кореянок, которых я охранял, решал все вопросы с гостиницами, возил их из Москвы в Питер. Никаких способностей для этого у меня не было — приходилось учиться на собственных ошибках. Как-то заказал автобус, чтобы переехать из «Шереметьево−2» в «Шереметьево−1», а это были девяностые годы, мы деньги отдали, а водитель нас кинул… В общем, не раз приходилось искать выход из сложных ситуаций.

— А почему вы вернулись в Таллин?

— После института я оказался в театре Джигарханяна, но там не происходило ничего интересного. Я поработал пару лет и переехал в Таллин. Там окунулся в работу, в репертуар, это дало хороший заряд, но на четвертый-пятый год и начался застой. Был сезон, когда вообще ничего не ставили. Благодаря хорошим друзьям мы придумали проект, который давал возможность и в театре работать, и выезжать в Россию, где я пять лет не был. Мы договорились сделать мастер-классы по речи в петербургском СПГАТИ, и я стал ездить в Петербург, брать уроки у Елены Игоревны Черной, прекрасного педагога, — это было очень интересно. Более того, в какой-то момент я узнал, что наш театр в Таллине закрывается на ремонт. И тут вдруг звонит Антон Макарский, мой однокурсник, и предлагает восстановить наш дипломный спектакль «Аршин — Мал-Алан». Он был очень удачный, мы потом целый год играли его на сцене Вахтанговского театра. Антон уже был известен после нашумевшего мюзикла «Нотр Дам де Пари», и он сказал, что будет продюсировать наш дипломный спектакль, восстановив его с однокурсниками. Но, правда, не особо надеялся, что я приеду — сделать визу тогда было очень сложно. А я ему сказал, что у меня все есть, и вообще я в Питере, могу хоть завтра выйти на сцену. Это был 2005 год, а «Нюхач» случился в 2012 году. Это целая жизнь, со своими взлетами и падениями.

— А что у вас происходило с бытом по возвращении?

— Первое время жил у друзей, у подруг, у таллинских ребят, которые учились в это время в Щукинском училище… Антоха в какой-то момент договорился с одной квартирой, и я жил в комнате на Арбате с парнями из Узбекистана. Они работали в ресторане, так что я всегда был сыт. (Смеется.) Этот период, конечно же, нельзя назвать временем побед.

— За эти годы было много приглашений на пробы?

— Было много проб и отказов. В какой-то момент из-за невозможности найти хорошую работу я попал в одну компанию, продающую диски. Приставал к людям на улице, на парковках, предлагал им купить что-то… Причем девяносто девять процентов из ста обязательно отказывались. Но я там остался из-за невероятно позитивной атмосферы. Меня удивлял человек, который все это возглавлял, очень креативный, и мне было интересно, как ему удается увлечь людей такой сложной работой. В какой-то момент понял: неважно, что ты продаешь — хорошую музыку, популярную или классическую, а важно, в каком настроении это делаешь, насколько легко общаешься с людьми. Когда у тебя есть вдохновение, как и на сцене, ты можешь продать все что угодно. Но главное, чему я там научился, — терпению. Если девяносто девять человек из ста откажутся — значит, тебе надо проходить пятьсот, тысячу человек в день, чтобы заработать. И не бояться отказа. Это сродни тем же пробам. Знаете, сколько у меня было проб? Миллионы!

— В личной жизни что-то происходило?

— Конечно, происходило. (Улыбается.) Все это вдохновляло. Что-то вылилось в серьезные отношения, что-то нет. И, признаюсь, наверное, чувство исчезло раньше, чем я разорвал одну историю. Но порой ты продолжаешь жить по инерции.

— А когда в вашей жизни появилась Юля? Она же таллинская?

— Да, мы познакомились в Таллине. И это было давно. Мы уже около десяти лет вместе. Юля была одной из тех, кто говорил, что мне надо переехать в Москву. Потом она и сама приехала сюда.

— Тогда это были еще дружеские отношения?

— Нет, не дружеские. У нас были разные периоды, мы во многие воды входили. (Улыбается.)

— У вас не было сожаления, что не происходит встречи раз и на всю жизнь, как у мамы с папой?

— Нет, у каждого человека все происходит по-своему. Как стать властным над чувствами? Мы ничего не можем предугадать. И над любовью надо каждый раз работать, как бы страшно это ни звучало. Начинается все с влюбленности или страсти, но любовь — это другое чувство, более нежное, уважительное и спокойное.

— На сколько лет Юля младше вас?

— Нельзя говорить о возрасте женщины. (Улыбается.) Она младше, но не критически.

— Где вы познакомились?

— Мы работали вместе в театре. Она занималась там пиаром и рекламой, потом пошла в более творческое направление, приехала сюда учиться в академию фотографии. Она делала прекрасные фоторепортажи со съемок. Я часто был занят в коротких метрах, в студенческих работах, там Юля всегда работала фотографом. Также она сделала много актерских фото-портфолио, но когда ее работа превратилась в конвейер, ей это стало не очень интересно, и она начала искать новые пути творческой реализации. Теперь у нее мастерская бетонного дизайна и керамики, где делают вазы и горшочки для кактусов и других цветов.

— Вы говорили, что Юля — та женщина, которая делает из вас человека с мужским кодексом чести. А что в это понятие входит?

Читайте также:  Обезболивающие препараты центрального действия

— Мне кажется, это общеизвестные понятия: мужчина должен быть честен, сдержан, внимателен, не мрачен, то есть, как бы ни было тяжело, нельзя унывать. Должен быть сильным, но не демонстрирующим это напоказ. Не жадным — это тоже важно. Благосклонным, не мелочным, с чувством юмора.

— А в девушке для вас какие черты важны?

— Много чего. (Улыбается.)

— Хорошо, какими из них обладает Юля?

— Нежность, внимательность, позитив, творческое начало. У нас бывают конфликты, но в итоге я понимаю, что она была права. Так что еще и мудрость. (Улыбается.)

— На какую тему чаще всего конфликты?

— На тему ее творческих поисков. Она вообще не может долго находиться в одной обстановке — она же Близнецы. И я в принципе думал, что она не сможет долго со мной жить. И мне, наверное, иногда приходится меняться, чтобы избежать рутины. (Смеется.) Она не любит долго жить в одном доме, поэтому мы часто переезжаем. Бывает, даже раз в три года, а если не переезжаем — она делает ремонт или как минимум полную перестановку мебели. Деньги не стоят для нее на первом месте, но в то же время она не хочет знать, как я буду доставать то или иное нужное нам. «Это твоя проблема, ты же мужчина!» — говорит она. И я улыбаюсь. Женственность — вот главное слово!

Имя: Кирилл Кяро (Kirill Käro)

День рождения: 24 февраля 1975 (45 лет)

Место рождения: г. Таллинн, Эстония

Рост: 186 см

Вес: 82 кг

Восточный гороскоп: Кролик

Карьера: Российские актеры 213 место

Фото: Кирилл Кяро

Биография Кирилла Кяро

Детство и семья

Практически все родственники отца и матери посвятили жизнь фермерству, рыболовству или мореплаванию, но есть среди них и один актер, причем Заслуженный артист Эстонии. Это двоюродный дядя нашего героя, Вальдемар Кяро, с которым Кирилл впервые встретился уже после окончания театрального училища.

В детстве Кирилл мечтал о море и далеких путешествиях, часто бывал у отца на корабле и занимался в Таллинском клубе юных моряков. Параллельно посещал школу восточных единоборств и пел в детском хоре «Кантилена». Мальчик хоть и не обладал выдающимися вокальными данными, но выступал в хоре охотно. Больше всего ему нравилось ездить с коллективом в зарубежные поездки и открывать для себя новые страны.

Матери было непросто в одиночку воспитывать сыновей, ведь супруг практически все время находился в рейсах. Поэтому она старалась нагружать сыновей внешкольными занятиями, чтобы направить их энергию в правильное русло и уберечь от негативного влияния улицы. Несмотря на это, мальчишки все-таки периодически устраивали ей сюрпризы, являясь домой в синяках и ссадинах.

В таллинской школе №12 Кирилл не отличался большими успехами – учился неохотно, часто прогуливал, приносил в дневнике двойки и замечания по поведению. Зато в учебном заведении была огромная коллекция музыкальных инструментов и идейный педагог по пению, сколотивший свою группу, в которой играл и Кирилл. Хоть рок-музыканта из него не вышло, музыкальные навыки пригодились ему при поступлении в театральной училище.

В старших классах отец предложил ему записаться в театральную студию при русском драмтеатре Эстонии, чтобы сменить круг общения, развить разговорную речь и стать более коммуникабельным. Поначалу Кирилл не воспринимал учебу в актерской школе всерьез, но со временем втянулся и по-настоящему увлекся театром. Ему повезло как с сокурсниками, так и с педагогами, которые открыли ему дверь в волшебный мир драматического искусства. К концу десятого класса у него уже не было сомнений в выборе дальнейшей профессии, и он стал усиленно готовиться к поступлению в театральный вуз.

Было решено отправиться в Москву, так как родной язык Кирилла – русский, и работать он планировал в русских театрах, которых было не так уж и много в Эстонии. Первая попытка покорить столичные вузы окончилась неудачей, но Кяро не расстроился и вернулся в Таллин, чтобы как следует подготовиться на следующий год. В 1993 году юноше без особых проблем удалось поступить в Щукинское театральное училище (мастерская Марины Александровны Пантелеевой), где его сокурсниками стали Мария Порошина, Ольга Будина, Антон Макарский и Максим Аверин.

Начало театральной карьеры

Первые роли в кино

Но основную ставку актер делал на кино – он с завидной регулярностью обивал пороги киностудий и не пропускал ни одного кастинга в надежде получить серьезную роль. Но ничего стоящего ему не предлагали, и нашему герою приходилось довольствоваться крошечными эпизодами в малобюджетных сериалах.

Российский зритель узнал о Кирилле благодаря сериалу «Убойная сила». В 2002 году создатели проекта решили снять несколько эпизодов (а конкретно, «Братство по оружию») в Таллине и Нарве. Благодаря ассистентке по подбору актеров, имя которой Кирилл, увы, уже не помнит, он получил небольшую роль продавца оружия по имени Гарик. Хоть его персонаж вновь был стереотипным бандитом, актер мало того что познакомился с Константином Хабенским и Михаилом Пореченковым, но и получил счастливый билет в российское кино.

«Нюхач»

Расцвет карьеры

Личная жизнь Кирилла Кяро

В семье начались скандалы, да еще и теща подливала масла в огонь. В итоге брак просуществовал всего полгода, а вскоре после развода Кяро уехал обратно в Эстонию. Настя еще долго переживала разрыв с любимым мужчиной и даже оставила его фамилию, несмотря на то, что второй раз вышла замуж и родила в новом браке троих детей.

Вернувшись из Москвы в Таллин, Кирилл познакомился с Юлией Дузь, которая работала в пиар-агентстве Русского театра Эстонии. Юля стала для актера глотком свежего воздуха и помогла ему снова поверить в свои силы. Девушка разделила с любимым немало трудных моментов и всегда была готова поддержать его добрым словом и мудрым советом.

Кирилл Кяро сейчас

Ну и, конечно, нельзя обойти вниманием поистине звездный состав актеров – в проекте задействованы Виктория Исакова, Анна Михалкова, Александр Робак, Александр Яценко и Юрий Кузнецов. Стоит также отметить, что сериал «Эпидемия» первым из российских сериалов вошел в конкурсную программу Каннского фестиваля и будет претендовать на главный приз наравне с лучшими телевизионными проектами Европы, США и Японии.

На две недели позже «Эпидемии» телеканал «Россия 1» запустил многосерийную мелодраму «Расплата», где Кяро снова предстает в ключевой роли. Его персонаж Никита Долин знакомится на горнолыжном курорте с супружеской парой Морозовых в исполнении Светланы Смирновой-Марцинкевич и Никиты Панфилова.

Ссылка на основную публикацию
Эхографические признаки динамических изменений кишечника
Кишечная непроходимость – заболевание, которое объединяет комплекс симптомов, что характеризируются абсолютной или частичной потерей трудоспособности кишки, причем как толстой, так...
Эффективное лечение демодекоза на лице
Лечение демодекоза на лице препаратами противопаразитарного действия приводит к гибели микроскопического клеща. Чтобы ускорить выздоровление, в терапию включают противовоспалительные, иммуностимулирующие...
Эффективное лечение трофических язв на ногах
Помните, что трофические язвы могут не заживать несколько лет! Это опасно, сулит боль, воспаление и вероятность кровотечений. Очень важно сразу...
Эхокардиограф
Эхокардиография сердца (ЭхоКГ) – функциональная диагностика сердца, которая позволяет изучить анатомическое строение, структуру сердца и его работу. При помощи ЭхоКГ...
Adblock detector