Эйфория алкогольная

Эйфория алкогольная

Алкогольная эйфория — миф?

Считается, что спиртное употребляют из-за его весе­лящего действия. Отсюда и классическая фраза пью­щих: «пусть проживу меньше, зато весело». А весело – ли? Усомниться в этом позволяют некоторые чисто житейские наблюдения. Да, употребление алкоголя в день праздника действительно создаёт впечатление о его веселящем действии. Но вот те-же люди выпили на поминках, и никто из них не смеётся. Другой пример, ребёнок случайно выпил спиртное. Но он явно страдает от отравления, а не веселится. Почему получается, что приписываемое алкоголю веселящее действие прояв­ляется в одних ситуациях и не проявляется в других? Ещё больше усомниться в существовании «алкоголь­ного веселья» позволяют опыты, поставленные в усло­виях чистого эксперимента.

Опыт первый: Взрослым мужчинам вводили ра­створ этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощуще­ния только как неприятные, (сонливость, тошнота, и т.д.) В том-же случае, если испытуемых предупреждали о том, что введён спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя пьяный человек: начинали плоско шутить, старались демонст­рировать окружающим, что им очень весело.

Опыт второй: Большую группу подростков от 14 до 16 лет, попросили описать свои ощущения, возникшие у них после самого первого в их жизни приёма спиртно­го. Описания в большинстве своём были такие: «. по­явилось жжение в пищеводе и желудке, стало поташ­нивать, появились позывы на рвоту. Расстроилось внимание. захотелось спать. » «Такое ощущение, будто ударили чем-то мягким по голове. Как будто нады­шался угарным газом. » Никто не ответил, что сразу стало весело, ни один подросток. Более того, все недоумевали, — почему же люди пьют? Многие выражали сожаление, — раз все пьют, придётся привыкать к спир­тному.

Опыт третий: Взрослых, здоровых (без признаков алкоголизма ), мужчин, тоже попросили описать свои впечатления от приёма спиртного, в условиях исключа­ющих общение. Испытуемым предлагали выпить лю­бую дозу предпочитаемого напитка в одиночестве, при этом фиксировать, на какой минуте, какое ощущение появилось. Взрослые описывали свои ощущения теми-же словами, что и подростки, однако никто не сказал, что ему стало веселее. Испытуемые выражали недо­умение, почему-же в компании пьяным весело, а в одиночестве нет?

Опыт четвёртый: Употребить спиртное в тех- же условиях предложили больным хроническим алкоголиз­мом , (на что они очень охотно соглашались). У части больных было отмечено повышение настроения — в основном у тех, кто раньше переносил травму головы, менингит, энцефалит, одним словом, с дефектами го­ловного мозга. Все остальные веселья не отмечали, хотя и напивались до средней степени опьянения. Недоуме­ние результатами опыта тоже было, но выражалось по-другому. Испытуемые обвиняли экспериментатора в том, что он добавил что — то в водку. Из всех опытов можно сделать только один вывод: сам по себе алкоголь не обладает веселящим действием.

Механизм воздействия алкоголя до примитивности прост. Принятый этанол, поступая в кору головного мозга, в первую очередь как — бы задраивает, запирает отсеки. подавляет центры, отвечающие за все самые высшие наши проявления: сердечность, доброту, готовность к самопожертвованию, правдивость, талант. Зато, каждый глоток алкоголя как-бы открывает двери тех участков коры головного мозга, которые словно ящик Пандоры хранят наши самые низменные устремления: ложь, грубость, цинизм, хамство, подлость, самовозвеличивание, эгоизм. Даже та самая «пьяная доброта», а так-же и самопожертвование — наигранные. Как часто они сменяются абсолютно беспричинной злобой, жестокостью, причём порой просто из-за нечаянно оброненного кем-то слова.

Казалось-бы ситуация парадоксальная — неприятные ощущения вызванные алкоголем воспринимаются нами как приятные. Но в этом ничего странного нет. В лаборатории И.В. Павлова был проделан такой опыт. Собаке причиняли боль и сразу после этого давали корм. Через некоторое количество повторений собака отвечала на боль радостно, искала кормушку. Однако такая реакция оставалась только в условиях лаборатории. В любых других условиях собака отвечала на боль, как положено, — рычала, кусалась.

Примерно так-же и у людей. Неприятные ощущения от принятия алкоголя связаны в сознании людей с праздничной ситуацией, с ожиданием удовлетворения потребности в неформальном общении, дружеском отношении. Вне праздника, вне общения, симптомы опьянения воспринимаются так, как и должны восприниматься: как неприятные. Это мы и могли наблюдать при употреблении спирта в условиях чистого эксперимента, когда даже алкоголики, в большинстве случаев не получали удовлетворения от одного только алкоголя. Становится понятным, почему дети и подростки при первом употреблении спиртного относятся к нему отрицательно, а взрослые при этом улыбаются: «он ещё не понимает». Чего-же не понимает ребёнок? Он просто верит своим ощущениям, он ещё не привык ориентироваться на общественное мнение. Увы, взрослый в данном случае глупее ребёнка, поскольку согласен перебороть в себе все, лишь-бы не оказаться не таким, как все и не выпасть из группы.

Можно привести ещё множество аргументов, научно-статистических сведений, свидетельствующих о надуманности утверждения о пьяном веселье. Ясно одно: алкогольная эйфория это миф, созданный в сознании людей алкогольной пропагандой.

Читайте также:  Крепление жевательных мышц

(Журнал «Трезвость и культура» № 10,1987 г.)

Усомниться в этом позволяют некоторые чисто житейские наблюдения. Да, употребление алкогольных изделий в день праздника действительно создаёт впечатление об их веселящем действии. Но вот те же люди выпили на поминках, и никто из них не смеётся. Другой пример — ребёнок случайно выпил спиртное, но он явно страдает от отравления, а не веселится. Почему получается, что приписываемое алкоголю веселящее действие проявляется в одних ситуациях и не проявляется в других?

Ещё больше усомниться в существовании «алкогольного веселья» позволяют опыты по употреблению спиртного в условиях «чистого эксперимента».

Опыт первый. Взрослым мужчинам вводили раствор этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено, и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощущения как неприятные (сонливость, тошнота и т. п.). В том случае, если испытуемых предупреждали о том, что введён спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя пьяный человек, — начинали плоско шутить, старались демонстрировать окружающим, что им очень весело.

Опыт второй. Большую группу подростков в возрасте от 14 до 18 лет попросили описать состояние, возникшее у них после первого в жизни приёма спиртного. Описания были такие: «… появилось жжение в пищеводе и в желудке, стало подташнивать, появились позывы на рвоту… расстроилось внимание, захотелось спать… такое ощущение, будто ударили чем-то мягким по голове… как будто надышался угарным газом». Никто не ответил, что ему сразу стало весело — ни один подросток. Более того, все недоумевали — почему же люди пьют? Многие выражали сожаление, что «раз все пьют — придётся привыкать к спиртному».

Опыт третий. Взрослых здоровых (без признаков алкоголизма) мужчин тоже попросили описать ощущения от приёма спиртного в условиях, исключающих общение. Испытуемым предлагалось выпить любую дозу предпочитаемого спиртного изделия в одиночестве, при этом фиксировать — на какой минуте какое ощущение появилось. Взрослые описывали своё состояние теми же словами, что и подростки, никто не сказал, что ему стало весело. Испытуемыми выражалось явное недоумение — почему же в компании пьяным весело, а в одиночестве — нет?

Опыт четвёртый. Употребить алкоголь в тех же условиях предложили больным хроническим алкоголизмом (на что они очень охотно соглашались). У части больных было отмечено повышение настроения — у тех больных, которые ранее перенесли тяжёлую травму головы, менингит, энцефалит; в общем, у больных с дефектом головного мозга. Все остальные веселья не отмечали, хотя и напивались, как минимум, до средней степени опьянения. Недоумение результатами опыта тоже было, но выражалось по-другому: испытуемые обвиняли экспериментатора в том, что он «что-то добавил в водку».

Если в результате исследования выявляется, что «вещество X» в условиях чистого эксперимента даёт у некоего индивидуума «Эффект № 1», а в условиях воздействия на индивидуума группы лиц — отличающийся от первого «Эффект № 2», то неизбежно делается вывод, что «Эффект № 2» является внушённым индивидууму группой. Тот же вывод приходится сделать и в отношении алкоголя на основании вышеописанных опытов — сам по себе алкоголь не обладает веселящим действием.

Действительно, с научной точки зрения собственное действие алкоголя складывается из трёх компонентов: рефлекторного, токсического и наркотического.

Рефлекторное действие проявляется тем, что от раздражения спиртными изделиями слизистой оболочки рта, пищевода, желудка расширяются (реже сужаются) кровеносные сосуды лица и головы, поэтому лицо краснеет или бледнеет, появляется головокружение, ощущение тошноты, рвота. Механизм рефлекторного действия алкоголя можно сравнить с механизмом действия горчичника, когда от раздражения кожных покровов расширяются не только кровеносные сосуды кожи в месте раздражения, но и сосуды внутренних органов, часто довольно далеко отстоящих от этой зоны.

Токсическое (отравляющее) действие проявляется в виде головокружения, смены покраснения лица бледностью и, наоборот, ощущений расстройства памяти, внимания, мышления, появления вялой («тупой») мимики и др.

Наркотическое действие алкоголя складывается из понижения возбудимости нервной системы, снотворного и обезболивающего эффектов.

Те компоненты действия алкоголя, которые теоретически можно назвать полезными (обезболивающий эффект, например), выражены незначительно по силе и кратки по времени. Бесспорно, что они уступают соответствующим эффектам лекарственных препаратов, да ведь и лекарство здоровому человеку принимать ни к чему. Откуда же появилась убеждённость людей в том, что без вина праздник — не праздник? Чтобы ответить на этот вопрос, придётся заглянуть в историю.

История появления вина в жизни человечества освещена достаточно подробно. В общем, вино появилось из-за незнания способов хранения фруктов. Фрукты, оставленные на хранение без всякой предварительной обработки, выделяли сок. Сок, естественно, бродил, но его продолжали использовать в питании, так как на изобилие свежей пищи рассчитывать не приходилось.

Тогда люди и познакомились с действием алкоголя — с его способностью вызывать сон, немного приглушать боль, а также с его способностью вызывать отравление — рвоту, головокружение, расстройство точных движений и походки. Однако из-за обезболивающего и усыпляющего эффектов алкоголь стали считать полезным и использовали в качестве лекарства. Как средство для наркоза алкоголь «не сдавал позиций» до XIX века (когда появился наркоз эфирный), и только в XIX веке развивающаяся медицинская наука позволила полностью отказаться от алкоголя как лекарства — к тому времени преобладание вреда в действии алкоголя ни у кого сомнений не вызывало.

Читайте также:  Альбуцид в нос детям отзывы комаровский

Объяснение «пользы» алкоголя у первобытного человека могло быть только религиозно-мистическим. Считалось, что в вине живёт добрый дух, который помогает выжить раненым (именно при ранениях, для предупреждения развития болевого шока алкоголь чаще всего и использовали). В дальнейшем обожествление вина становилось всё более явным и даже перешло в христианскую религию, где в некоторых обрядах вино играет роль «крови Христовой».

Отождествление вина с кровью — очень важный момент. Впервые оно началось в обрядах братания через кровь. Такой варварский обряд, как надрезание ладоней и взаимное слизывание крови, был, что и говорить, неприятным. Легко проследить, как в истории цивилизации обряды становятся всё гуманнее — так, человеческие жертвоприношения сменились приношением в жертву животных, а затем и символов — только изображений животных. То же в обряде братания — цветом кровь и вино схожи, мистическая «жизненная сила» приписывалась и крови, и вину, так что обряд братания через кровь сменился у желающих заключить мир обрядом взаимоугощения вином. После совершения обряда полагалось по ритуалу веселиться, петь, танцевать — ведь заключен мир! А если заключали мир вожди враждующих племён, то пили вино и веселились все члены племени.

Вот так человечеством и была сделана грандиозная ошибка — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, стали восприниматься как сигнал к началу веселья, к началу дружеского и дружелюбного общения.

Казалось бы, ситуация парадоксальная — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, воспринимаются как приятные. Но ничего странного в этом нет. В лаборатории И. П. Павлова, например, был проделан такой опыт: собаке причиняли боль и сразу после этого давали корм. Через некоторое число повторений собака отвечала на боль радостью, искала кормушку. Но такая реакция оставалась только в условиях лаборатории, в любых других условиях собака отвечала на боль как обычно — рычала, кусалась.

Примерно то же и у людей. Неприятные ощущения от отравления алкоголем связаны в сознании человека с праздничной ситуацией, с ожиданием удовлетворения потребности в неформальном, дружеском общении. Вне праздника, вне общения симптомы опьянения воспринимаются так, как и должны восприниматься — как неприятные. Это мы и можем наблюдать при употреблении спиртного в условиях чистого эксперимента, когда даже алкоголики в большинстве случаев не получали удовольствия от одного алкоголя. Только у самых дефектных больных ориентировка на старые, не соответствующие реальности знания оказалась настолько сильной, что ложная связь «алкоголь — веселье» не разрушилась. Понятно также, почему дети и подростки при первом употреблении спиртного относятся к нему отрицательно, а взрослые при этом улыбаются: «Он ещё не понимает!» Чего же не понимает ребёнок? Да он просто верит своим ощущениям, он ещё не привык ориентироваться на общественное мнение. Ему плохо — он так и говорит, и чем больше общественное мнение внушает ему: «Если выпьешь — будет весело», тем тяжелее переживается отравление алкоголем. Увы, в данном случае взрослый глупее ребёнка, поскольку старается перебороть себя, лишь бы не оказаться «не таким, как все» и не выпасть из группы.

Но дело не только в этом. Собственное усыпляющее действие алкоголя тоже играет немалую роль в формировании мнения об «алкогольном веселье», и вот каким образом. Это действие в первую очередь сказывается на самых развитых отделах головного мозга, тех, которые отвечают за интеллект, способность к полноценному общению — то есть за уровень культуры человека. Тогда в группе, состоящей из людей с разными, но достаточно близкими уровнями культуры, употребление алкоголя приводит к сближению этих уровней на более низкой ступени. А это, в свою очередь, вызывает ложное ощущение «лёгкости общения». В самом деле, у всей группы запас слов и выбор тем для разговора становится одинаково малым и примитивным, вот и получается: выпили — разговорились. Этому, конечно, способствует и почти неосознаваемая символика «алкогольного братства», идущая всё от того же обряда братания через кровь.

Вышеприведённые знания опровергают «концепции любителей выпить» весьма однозначно и эффективно. В самом деле, если алкоголь не веселит, то зачем же его пить? И суть дела не меняется при любом, внешне даже самом «культурном» пьянстве: пьянство на банкете оказывается столь же нелепым, как и пьянство в подворотне. Эти знания особенно хорошо усваивают молодёжные (даже подростковые) аудитории — у них «стаж» знакомства с алкоголем и подчиняемость «алкогольным традициям» наименьшие, а способность к принятию новых и нестандартных знаний — наибольшая. Первое же употребление спиртного полностью подтверждает истинность того, о чём им сообщали — опьянение неприятно. После этого лозунг «Трезвость — норма жизни!» становится в их глазах не просто лозунгом, а строго научным выводом. Мнение взрослых аудиторий при систематической работе также удаётся изменить, поскольку данная информация всегда воспринимается с интересом.Можно привести ещё множество аргументов, научно – статистических сведений, свидетельствующих о надуманности утверждения о пьяном веселье. Ясно одно: алкогольная эйфория — это миф, созданный в сознании людей алкогольной пропагандой.

Читайте также:  Как быстро растет базалиома

Тем, кто пожелает использовать эти знания в своей пропагандистской работе, советую прочесть «Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ» (авторский коллектив — А. П. Сугоняко, В. И. Пашов, Г. П. Рехлова), изданные в Красноярске в 1985 году.

Почему у одних людей развивается алкогольная зависимость, а у других — нет? Виноват ли сам пьющий человек в своей проблеме? Существует несколько ключевых факторов предрасположенности к алкоголизму. Среди них наследственность, образ жизни родителей, воспитание. Но, оказывается, бросить пить вполне реально на любой стадии.

Алкогольная зависимость – это настоящая беда, говорит психотерапевт Евгений Шитов, когда страдает сам пьющий и члены его семьи. Злоупотребление спиртным разрушает здоровье, личность, отношения с близкими, ставит под удар карьеру. Кто может быть виноват в том, что человек пьет? Вы можете перечислить примерно так: сам человек, алкоголь непосредственно, те, кто его продают, врачи, реклама. Но что или кто является истинной виной алкоголизма?

Причины алкоголизма и пути решения проблемы

Фактически глубинная предрасположенность к алкогольной зависимости имеется у человека еще до того, как он начал пить. Что это подразумевает? Наследственность, воспитание, травмирующий опыт.

Почему одни люди становятся зависимыми от алкоголя, а другие — нет

Допустим, в 16-18 лет человек впервые пробует спиртное. И у него уже может быть предрасположенность к алкогольной зависимости. Она передается частично генетически, частично от родителей, частично играют роль детские травмы, темперамент, характер, личность.

Если имеется предрасположенность к алкоголизму, человек реагирует на спиртное невероятно позитивно. У него эйфория, которая побуждает выпивать снова и снова. Пока зависимости еще нет, но есть этап употребления или злоупотребления спиртными напитками. И в любом случае выпивающий медленно и незаметно движется в направлении хронического алкоголизма.

Эйфория у человека, предрасположенного к алкоголизму, будет выше, чем эйфория у человека, не предрасположенного к спиртному. Далее проходят этапы формирования зависимости: просто употребление, злоупотребление, 1-я, 2-я, 3-я стадия. На любом этапе человек может остановиться или пойти дальше. И это его выбор. Печальный финал (смерть), в принципе, может произойти с пьющим на любом этапе зависимости.

Человек, не предрасположенный к алкоголю, не исключает его употребления, но он имеет сложных отношений со спиртными напитками. И в данном случае прием алкоголя находится в других рамках (это не становится проблемой).

Если нет предрасположенности к алкоголизму, то, несмотря на любые провокации, благоприятные обстоятельства (свободный доступ к спиртным напиткам, компания, друзья, стрессы), человек никогда не станет алкоголикам. А если предрасположенность имеется, никакой сухой закон, запреты не помогут. Человек все равно найдет, что выпить, или отыщет альтернативу спиртному (наркотики).

Контроль над пьянством теряется, когда у человека начинаются запои. Как начинается запой? Критерием 2-й стадии алкогольной зависимости является наличие похмельно-абстинентного синдрома. Человек с вечера выпивает, наутро он чувствует себя плохо, и, для того, чтобы улучшить свое самочувствие, он снова принимает алкоголь. Так он становится на путь запоя. С каждым разом ситуация усугубляется, запой продлевается во времени.

Что делать? Как избавиться от алкоголизма?

Зависимость от алкоголя вторична. На самом деле у человека имеются определенные убеждения, психологические травмы, отношение к жизни, отношение к себе. И алкоголь является такой спасительной инъекцией, которая помогает на определенном этапе жизни (или кажется, что помогает). Это просто попытка решить свои жизненные проблемы химическим способом, оставаясь незрелым личностно. В глобальном смысле здесь наиболее полезно пройти курс психотерапии, чтобы понять, какие скрытые проблемы человек пытается решить с помощью спиртных напитков, забывая, что это потенциально смертельно опасное вещество, которое забирает жизнь у миллионов людей.

Чем более ранний этап имеет возможность соприкоснуться с психотерапией, тем больше шансов решить проблему. За рубежом пример борьбы с психологическими основами алкоголизма – это общественная организация, которая почти не финансируется государством, общество «анонимных алкоголиков».

За рубежом, если человек, например, был замечен в нетрезвом состоянии за рулем, получает требование начать проходить соответствующее лечение. Это успешный пример попыток государства бороться с алкоголизмом.

1-я стадия может длиться годами. И, если говорить о временных рамках каждого этапа алкоголизма, то здесь всё индивидуально.

На 1-й стадии может быть просто интоксикация организма, когда человек попросту не рассчитал дозу, и наутро ему плохо. На следующий день у него нет желания выпить. Это и есть признак отсутствия зависимости. опубликовано econet.ru

Ссылка на основную публикацию
Эзофагогастродуоденоскопия что это такое расшифровка
ЭЗОФАГОГАСТРОДУОДЕНОСКОПИЯ (ЭГДС) · Что такое эзофагогастродуоденоскопия? Эзофагогастродуоденоскопия (или сокращенно гастроскопия, ЭГДС) это эндоскопическое исследование, которое позволяет осмотреть внутренний просвет и...
Шубина елена владимировна
Стоимость приема - 1200 Руб 1440 Руб -17% при записи через МОСГОРМЕД Врач работает в период режима карантина Место приема...
Шугаринг в красногвардейском районе
Лучший шугаринг — рейтинг, адреса и телефоны 14 отзывов • Новочеркасский проспект, 52 лит В, Красногвардейский район • 8 (812)...
Эйприл таблетки
Высокое давление нельзя вылечить без медикаментов, особенно когда речь идет о гипертонии. Гипертоническую болезнь лечат таблетками, относящимися к группе ингибиторов...
Adblock detector