Хроническая эпштейн барр вирусная инфекция

Хроническая эпштейн барр вирусная инфекция

Вирус Эпштейна-Барр (ВЭБ) или вирус герпеса человека 4 типа является наиболее встречающимся у людей вирусом. Согласно статистике, вирусоносителями является 90% человечества.

Попадая в организм, патогенный агент поражает иммунную систему, слизистые, дыхательные пути, нейроны ЦНС и почти все внутренние органы.

Пути передачи

Источником заражения вирусом Эпштейна-Барра может быть больной человек в острой фазе, начиная с последних дней латентного периода и на протяжении полугода с момента инфицирования ВЭБ, а также вирусоноситель, который переболел, но способен выделять возбудитель и представлять угрозу для окружающих.

Наибольшая вероятность заражения существует у детей младше 10 лет, женщин в положении, пациентов с различными формами иммунодефицита, в том числе ВИЧ-положительных граждан.

Вирусная инфекция Эпштейна-Барра передаётся различными путями:

  1. Контактно-бытовой. Чаще всего возбудитель передается со слюной при поцелуях. Через личные вещи, в том числе и игрушки, посуду заражение наблюдается реже, так как ВЭБ не устойчив во внешней среде.
  2. Аэрозольный. Вирус выделяется со слюной при разговоре, кашле и чихании и при вдыхании попадает на слизистые дыхательных путей здорового человека.
  3. Гемоконтактный. Заражение возможно при гемотрансфузии, пересадке органов.
  4. Вертикальный. Вирус может передаваться от женщины к плоду или ребенку, в период беременности, родоразрешения и грудного вскармливания.
  5. Алиментарный. Инфицирование возможно через еду и воду.

Клиническая картина у взрослых

При остром инфицировании вирус Эпштейн Барра у взрослых вызывает такие же симптомы, как наблюдаются при простудных заболеваниях, ОРЗ и ОРВИ. Это состояние получило название инфекционного мононуклеоза.

Находясь в организме, вирус Эпштейн Барра у взрослых в форме острого мононуклеоза провоцирует следующие симптомы:

  • общая слабость, повышенная температура тела, ринит, увеличенные лимфатические узлы;
  • красное, воспаленное горло;
  • нарушенное дыхание, кашель;
  • потливость;
  • миалгия и артралгия;
  • головная боль, вертиго, бессонница, проблемы с памятью и вниманием, подавленное настроение;
  • увеличенная в размерах печень и селезенка, болевые ощущения слева под рёбрами, желтуха.

Вирус Эпштейн-Барра в хронической форме у взрослых провоцирует следующие симптомы:

  • синдром повышенной утомляемости, появившийся непосредственно после перенесенного заболевания;
  • малокровие;
  • аутоиммунные патологии: ревматоидный артрит (артралгия), красная волчанка (краснота и сыпь на кожных покровах), болезнь Шенгера (воспаление слезных и слюнных желёз);
  • частые инфекции, спровоцированные вирусами, грибами и бактериями;
  • нарушение пищеварения, угри, высыпания;
  • злокачественные новообразования.

Вирус Эпштейн-Барра в вялотекущей форме у взрослых кроме описанных симптомов часто провоцирует другие герпетические и бактериальные заболевания. Болезнь приобретает обширный характер, ее сложно диагностировать и лечить. Она обычно маскируется под прочие хронические инфекции с волнообразным течением — когда ремиссии сменяются обострением.


Если наблюдается вирусоносительство, то вирус Эпштейна- Барра у взрослых может протекать бессимптомно, и человек даже не будет знать, что заражен. Но болезнь никак не проявляет себя, лишь пока иммунная система функционирует нормально.

Активацию вируса могут спровоцировать:

  • хроническая интоксикация (алкогольная зависимость, гербициды, выбросы в атмосферу вредных веществ);
  • стресс;
  • химиотерапия, облучение;
  • трансплантация органов;
  • хирургическое вмешательство;
  • вакцинация.

После активации возбудитель мигрирует из лимфоцитов на слизистые оболочки и отсюда попадает к другим людям и становится причиной инфицирования.

Клиническая картина у детей

Когда иммунная система функционирует нормально, вирус Эпштейна-Барр у детей не вызывает каких-либо симптомов. Поэтому у дошкольников и детей младшего школьного возраста инфекция обычно протекает скрытно, без лихорадки, воспаления и других клинических проявлений болезни.

Вирус Эпштейн-Барра у детей-подростков, как правило, провоцирует типичные для инфекционного мононуклеоза симптомы (боль в горле, лихорадка, увеличеная селезенка и лимфатические узлы). Дело в том, что в подростковом возрасте из-за гормональной перестройки ослабляется иммунитет, поэтому ВЭБ активируется.

Инфекция вирусом Эпштейна-Барра у детей имеет некоторые особенности:

  1. Сокращается инкубационный период: симптомы заражения вирусом Эпштейна-Барр у детей появляются на 10—20 сутки (у взрослых латентный период длится 40—50 дней).
  2. Сроки выздоровления напрямую зависит от состояния иммунной системы, у ребенка она обычно функционирует лучше, чем у взрослого (сказываются вредные привычки, гиподинамия). Поэтому у детей клинические проявления болезни проходят быстрее.

Отличия ВЭБ от других вирусов

Герпесвирус человека тип 4 имеет несколько отличий от остальных вирусов герпеса:

  1. ВЭБ не убивает клетки человека, а наоборот провоцирует их деление и запускает патологический процесс разрастания тканей — полиферацию. Зачастую она приводит к образованию опухолей.
  2. Если остальные вирусы герпеса хранятся в ганглиях спинного мозга, то ВЭБ депонируется в В-лимфоцитах. Эти клетки в норме защищают организм от патогенных агентов и рака. И в отличие от ВИЧ, герпесвирус их не убивает, а меняет их генетический код, в результате они начинают делиться, что и становится причиной рака.

Из-за того, что ВЭБ мутирует, при вторичном заражении Эпштейн Барра вирусом симптомы могут повториться, поскольку инфекции не поддаются воздействию антител, которые были выработаны раньше при первой встрече.

Диагностика

Врач диагностирует вирус Эпштейна Барр у детей и взрослых на основании жалоб пациента, клинических признаков и лабораторных анализов.

Врачом может быть назначен ряд исследований:

Атипичные мононуклеары при заражении инфекционным мононуклеозом, вызываемом вирусом Эпштейна-Барр

  1. Клинический анализ крови. В нем будет выявлено повышение лейкоцитов, СОЭ, появление атипичных мононуклеаров. Тромбоциты и гемоглобин могут быть как выше, так и ниже нормы.
  2. Биохимия крови. Проведенный анализ покажет высокий уровень билирубина, ферментов печени и ряда других энзимов, белки острой фазы, такие как фибриноген, С-реактивный белок.
  3. Иммунологическое исследование, которое позволит оценить состояние иммунитета больного.
  4. Оценить количество и класс иммуноглобулинов с помощью серологических реакций. При остром течении заболевания будут преобладать lg M, а позже спустя 2—4 месяца будут выявлены lgG, в этом случае на бланке с результатами анализов будет написано Эпштейна-Барр вирус igg положительный.
  5. ДНК-диагностика. Она проводится с помощью ПЦР и позволяет выявить возбудитель в различных биоматериалах, в том числе слюне, ликворе, мазках со слизистой органов дыхания, биоптатах внутренних органов.

Если есть показания, могут быть назначены дополнительные обследования:

  • сонография абдоминальной полости;
  • рентген грудной клетки и околоносовых синусов;
  • коагулограмма;
  • консультация врача-иммунолога, отоларинголога, онколога, гематолога.

Некоторые факты о медицинской диагностике вируса Вы также можете почерпнуть из приведенного ниже видео.

Осложнения вируса Эпштейна-Барр

Если произошло заражение вирусом Эпштейна-Барр, и симптомы заболевания были оставлены без внимания и не пролечены, то существует риск развития различных осложнений. Согласно статистике, самыми распространенными из них являются:

    анемия, появляется из-за снижения всех форменных элементов крови, иногда она может сопровождаться желтухой и появлением гемоглобина в моче;

Характерные признаки инфекционного мононуклеоза

  • поражение ЦНС, вирус может стать причиной менингита и энцефалита;
  • увеличение лимфоузлов, что спровоцирует нарушение дыхания;
  • воспаление уха и околоносовых пазух;
  • разрыв селезенки, спровоцированный чрезмерными физическими нагрузками во время течения инфекции;
  • гепатит;
  • поражение черепных нервов, которое может привести к умственной отсталости, воспалению спинного мозга, нейропатии и пр.;
  • злокачественные новообразования, такие как лимфома Беркитта, лимфоэпителиальный рак носоглотки, опухоль миндалин;
  • волосатая лейкоплакия, для которой характерно появление бугорков на внутренней стороне щек и языка, обычно такое осложнения вирусом Эпштейна Барр симптом ВИЧ-инфекции;
  • пролиферативный синдром, как правило, развивается, если у пациента наблюдаются какие-либо иммунные заболевания, врожденная форма патологии протекает молниеносно и может стать причиной гибели ребенка еще до обращения за медицинской помощью, если врачам удаться спасти пациента, то в будущем у него могут быть выявлены анемия, онкология, низкий уровень иммуноглобулинов в крови, агранулоцитоз.
  • Читайте также:  Corynebacterium pyogenes

    Полный текст:

    • Аннотация
    • Об авторах
    • Список литературы
    • Cited By

    Аннотация

    Вирус Эпштейна–Барр, относящийся к герпесвирусам, в ряде случаев при первичном инфицировании вызывает инфекционный мононуклеоз; после выздоровления вирус пожизненно персистирует в организме. Сохранение клинической симптоматики и вирусной нагрузки у пациента спустя 6 мес после перенесенного инфекционного мононуклеоза свидетельствуют о формировании хронической активной Эпштейна–Барр вирусной инфекции. С активацией персистирующего вируса Эпштейна–Барр также ассоциированы гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, посттрансплантационное лимфопролиферативное заболевание и синдром хронической усталости, который имеет полиэтиологическую природу. Большинство из этих заболеваний развиваются чаще у детей в связи с их физиологическим иммунодефицитом и сопровождаются высокой летальностью – до 50%. В патогенезе заболеваний помимо самого вируса играют большую, а иногда ведущую роль иммунные механизмы. В представленной работе мы резюмировали все существующие в настоящее время подходы к терапии хронических заболеваний, ассоциированных с вирусом Эпштейна–Барр, и на примере множества опубликованных исследований проанализировали эффективность этих подходов. Для лечения таких заболеваний используются этиотропные противовирусные препараты – аналоги нуклеозидов, неспецифическая иммунотерапия, таргетная терапия препаратами моноклональных антител, иммунная клеточная CD8+-терапия. При неэффективности перечисленных методов альтернативой остается трансплантация костного мозга. В работе отмечены перспективные направления для разработки новых подходов к лечению заболеваний, ассоциированных с вирусом Эпштейна–Барр.

    Ключевые слова

    Об авторах

    Якушина Софья Александровна – аспирант.

    123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

    Кистенева Лидия Борисовна – д.м.н., зав. лабораторией хронических вирусных инфекций.

    123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

    Чешик Святослав Георгиевич – проф. д.м.н., вед. науч. сотр. лаборатории хронических вирусных инфекций.

    123098 Москва, ул. Гамалеи, д. 18.

    Список литературы

    1. Cohen J.I. Epstein-Barr virus infection. N Engl J Med 2000; 343: 481–492. DOI: 10.1056/NEJM200008173430707.

    2. Феклисова Л.В., Савицкая Н.А., Каражас Н.В., Бошьян Р.Е. Клинико-лабораторная оценка обнаружения маркеров оппортунистических инфекций у детей, больных ОРЗ с обструкцией дыхательных путей. Детские инфекции 2008; 7(4): 13–17.

    3. Гончарова Е.В., Сенюта Н.Б., Смирнова К.В., Щербак Л.Н., Гурцевич В.Э. Вирус Эпштейна–Барр (ВЭБ) в России: инфицированность населения и анализ вариантов гена LMP1 у больных ВЭБ-ассоциированными патологиями и здоровых лиц. Вопросы вирусологии 2015; 60(2): 11–17.

    4. Holmes R.D., Sokol R.J. Epstein–Barr virus and post-transplant lymphoproliferative disease. Pediatr Transplant 2002; 6: 456–464. DOI: 10.1034/j.1399-3046.2002.02043.x

    5. Price A.M., Dai J., Bazot Q., Patel L., Nikitin P.A., Djavadian R. et al. Epstein–Barr virus ensures B cell survival by uniquely modulating apoptosis at early and late times after infection. Elife 2017; 6: e22509. DOI: 10.7554/eLife.22509

    6. Coleman C.B., Wohlford E.M., Smith N.A., King C.A., Ritchie J.A., Baresel P.C. et al. Epstein–Barr virus type 2 latently infects T cells, inducing an atypical activation characterized by expression of lymphocytic cytokines. J Virol 2015 89(4): 2301–2312. DOI: 10.1128/JVI.03001-14

    7. Rickinson A. B., Kieff E. Epstein–Barr virus. In: D.M. Knipe, P.M. Howley (eds). Fields virology. Lippincott Williams & Wilkins, Philadelphia, PA, 2007; 2655–2700.

    8. Maruo S., Yang L., Takada K. Roles of Epstein–Barr virus glycoproteins gp350 and gp25 in the infection of human epithelial cells. J Gen Virol 2001; 82(Pt 10): 2373–2383. DOI: 10.1099/0022-1317-82-10-2373.

    9. Odumade O.A., Hogquist K.A., Balfour H.H. Progress and problems in understanding and managing primary Epstein–Barr virus infections. ClinMicrobiol Rev 2011; 24(1): 193–209. DOI: 10.1128/CMR.00044-10.

    10. Kimura H., Cohen J.I. Chronic Active Epstein–Barr Virus Disease. Front Immunol 2017; 8: 1867. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01867

    11. Cohen J.I. Optimal treatment for chronic active Epstein–Barr virus disease. Pediatr Transplant 2009; 13(4): 393–396. DOI: 10.1111/j.1399-3046.2008.01095.x

    12. Якушина С.А., Кистенева Л.Б. Влияние персистенции вируса Эпштейна–Барр на развитие иммуноопосредованных соматических заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии 2018; 63(1): 22–27. DOI: 10.21508/1027–4065–2018–63–1–22–27.

    13. Goudarzipour K., Kajiyazdi M., Mahdaviyani A. Epstein–Barr virus-induced hemophagocytic lymphohistiocytosis. Int J Hematol Oncol Stem Cell Res 2013; 7(1): 42–45.

    14. Loebel M., Eckey M., Sotzny F., Hahn E., Bauer S., Grabowski P. et al. Serological profiling of the EBV immune response in Chronic Fatigue Syndrome using a peptide microarray. PLoS One 2017; 12(6): e0179124. DOI: 10.1371/journal.pone.0179124

    15. Rose C., Green M., Webber S., Kingsley L., Day R., Watkins S. et al. Detection of Epstein–Barr Virus Genomes in Peripheral Blood B Cells from Solid-Organ Transplant Recipients by Fluorescence In Situ Hybridization. J Clin Microbiol 2002; 40(7): 2533–2544. DOI: 10.1128/JCM.40.7.2533-2544.2002

    16. Mancao C., Hammerschmidt W. Epstein–Barr virus latent membrane protein 2A is a B-cell receptor mimic and essential for B-cell survival. Blood 2007; 110(10): 3715–3721. DOI: 10.1182/blood-2007-05-090142

    17. Gershburg E., Pagano J.S. Epstein–Barr virus infections: prospects for treatment. J Antimicrob Chemother 2005; 56(2): 277–281. DOI: 10.1093/jac/dki240

    18. Pagano J.S., Whitehurst C.B., Andrei G. Antiviral Drugs for EBV. Cancers 2018; 10(6): 197. DOI: 10.3390/cancers10060197

    19. Moniri A., Tabarsi P., Marjani M., Doosti Z. Acute Epstein–Barr virus hepatitis without mononucleosis syndrome: a case report. Gastroenterol Hepatol Bed Bench 2017; 10(2): 147–149. DOI: 10.22037/ghfbb.v0i0.930

    20. Rafailidis P.I., Mavros M.N., Kapaskelis A., Falagas M.E. Antiviral treatment for severe EBV infections in apparently immunocompetent patients. J Clin Virol 2010; 49(3): 151–157. DOI: 10.1016/j.jcv.2010.07.008

    21. Hocker B., Bohm S., Fickenscher H., Kusters U., Schnitzler P., Pohl M. et al. (Val-) Ganciclovir prophylaxis reduces Epstein–Barr virus primary infection in pediatric renal transplantation. Transplant International 2012; 25: 723–731. DOI: 10.1111/j.1432-2277.2012.01485.x

    22. Coen N., Singh U., Vuyyuru V., Van den Oord J.J., Balzarini J., Duraffour S. et al. Activity and mechanism of action of HDVD, a novel pyrimidine nucleoside derivative with high levels of selectivity and potency against gammaherpesviruses. J Virol 2013; 87(7): 3839–3851. DOI: 10.1128/JVI.03338-12

    23. Whitehurst C.B., Sanders M.K., Law M., Wang F.-Z., Xiong J., Dittmer D.P. et al. Maribavir inhibits Epstein–Barr virus transcription through the EBV protein kinase. J Virol 2013; 87(9): 5311–5315. DOI: 10.1128/JVI.03505-12

    24. Coen N., Duraffour S., Topalis D., Snoeck R., Andrei G. Spectrum of activity and mechanisms of resistance of various nucleoside derivatives against gammaherpesviruses. Antimicrobal Agents and Chemotherapy 2014; 58(12): 7312–7323. DOI: 10.1128/AAC.03957-14

    Читайте также:  Какие лекарства посоветуешь

    25. Walling D.M., Flaitz C.M., Nichols C.M. 2003. Epstein–Barr virus replication in oral hairy leukoplakia: response, persistence, and resistance to treatment with valacyclovir. JID 2003; 188: 883–890. DOI: 10.1086/378072

    26. Katano H., Ali M.A., Patera A.C., Catalfamo M., Straus S.E., Cohen J.I. et al. Chronic active Epstein–Barr virus infection associated with mutations in perforin that impair its maturation. Blood 2004; 103(4): 1244–1252. DOI: 10.1182/blood-2003-06-2171

    27. Ito Y., Shibata-Watanabe Y., Ushijima Y., Kawada J., Nishiyama Y., Kojima S., Kimura H. Oligonucleotide microarray analysis of gene expression profiles followed by real-time reverse-transcriptase polymerase chain reaction assay in chronic active Epstein–Barr virus infection. JID 2008; 197(5): 663–666. DOI: 10.1086/527330

    28. Sakai Y., Ohga S., Tonegawa Y., Takada H., Nakao F., Nakayama H. et al. Interferon-alpha therapy for chronic active Epstein–Barr virus infection: potential effect on the development of T-lymphoproliferative disease. J Pediatr Hematol Oncol 1998; 20(4): 342–346.

    29. Kimura H., Cohen J.I. Chronic Active Epstein–Barr Virus Disease. Front Immunol 2017; 8: 1867. DOI: 10.3389/fimmu.2017.01867

    30. Малашенкова И.К., Дидковский Н.А., Сарсания Ж.Ш., Жарова М.А., Литвиненко Е.Н., Щепеткова И.Н. и др. Клинические формы хронической Эпштейна–Барр вирусной инфекции: вопросы диагностики и лечения. Лечащий врач 2003; 11–19.

    31. Roliński J., Grywalska E., Pyzik A., Dzik M., Opoka-Viniarska V., Surdacka A. et al. Interferon alpha as antiviral therapy in chronic active Epstein–Barr virus disease with interstitial pneumonia – case report. BMC Infect Dis 2018; 18(1): 190. DOI: 10.1186/s12879-018-3097-6

    32. Imashuku S., Hibi S., Ohara T., Iwai A., Sako M., Kato M. et al. Effective control of Epstein–Barr virus-related hemo phagocytic lymphohistiocytosis with immunochemotherapy. Histiocyte Society Blood 1999; 93: 1869–1874.

    33. Cohen J.I., Jaffe E.S., Dale J.K., Pittaluga S.P., Heslop H.E., Straus S.E. et al. Characterization and treatment of chronic active Epstein–Barr virus disease: a 28-year experience in the United States. Blood 2011; 117(22): 5835–5849. DOI: 10.1182/blood-2010-11-316745

    34. Du F.H., Mills E.A., Mao-Draayer Y. Next-generation anti-CD20 monoclonal antibodies in autoimmune disease treatment. Autoimmunity Highlights 2017; 8(1): 12. DOI: 10.1007/s13317-017-0100-y

    35. Milone M.C., Tsai D.E., Hodinka R.L., Silverman L.B., Malbran A., Wasik M.A. et al. Treatment of primary Epstein–Barr virus infection in patients with X-linked lymphoproliferative disease using B-cell-directed therapy. Blood 2005; 105(3): 994–996. DOI: 10.1182/blood-2004-07-2965

    36. Xu L.P., Liu D.H., Liu K.Y., Zhang C.L., Wang F.R., Wang J.Z. et al. The efficacy and safety of rituximab in treatment of EpsteinBarr virus disease post allogeneic hematopoietic stem-cell transplantation. Zhonghua Nei Ke Za Zhi 2012; 51(12): 966–970.

    37. Burns D.M., Rana S., Martin E., Nagra S., Ward J., Osman H. et al. Greatly reduced risk of EBV reactivation in rituximabexperienced recipients of alemtuzumab-conditioned allogeneic HSCT. Bone Marrow Transplantation 2016; 51(6): 825–832. DOI: 10.1038/bmt.2016.19

    38. Dotti G., Gottschalk S., Savoldo B., Brenner M.K. Design and development of therapies using chimeric antigen receptor-expressing T cells. Immunol Rev 2014; 257(1): 107–126. DOI: 10.1111/imr.12131

    39. DiGiusto D., Cooper L. Preparing clinical grade Ag-specific Tcells for adoptive immunotherapy trials. Cytotherapy 2007; 9(7): 613–629. DOI: 10.1080/14653240701650320

    40. Huang J., Fogg M., Wirth L.J., Daley H. Ritz J., Posner M.R. et al. Epstein–Barr virus-specific adoptive immunotherapy for recurrent, metastatic nasopharyngeal carcinoma. Cancer 2017; 123(14): 2642–2650. DOI: 10.1002/cncr.30541

    41. Savoldo B., Huls M.H., Liu Z., Okamura T., Volk H.D., Reinke P. et al. Autologous Epstein–Barr virus (EBV)-specific cytotoxic T cells for the treatment of persistent active EBV infection. Blood 2002; 100(12): 4059–4066. DOI: 10.1182/blood-2002-01-0039

    42. Doubrovina E., Oflaz-Sozmen B., Prockop S.E., Kernan N.A., Abramson S., Teruya-Fildstein J. et al. Adoptive immunotherapy with unselected or EBV-specific T cells for biopsy-proven EBV+ lymphomas after allogeneic hematopoietic cell transplantation. Blood 2012; 119(11): 2644–2656. DOI: 10.1182/blood-2011-08-371971

    43. Nijland M.L., Kersten M.J., Pals S.T., Bemelman F.J., Ten Berge I.J. Epstein–Barr Virus-Positive PosttransplantLymphoproliferative Disease After Solid Organ Transplantation: Pathogenesis, Clinical Manifestations, Diagnosis, and Management. Transplantation Direct 2015; 2(1): e48. DOI: 10.1097/TXD.0000000000000557

    44. Papadopoulou A., Gerdemann U., Katari U.L., Tzannou I., Liu H., Martinez C. et al. Activity of broad-spectrum T cells as treatment for AdV, EBV, CMV, BKV, and HHV6 infections after HSCT. Science Translational Medicine 2014; 6(242): 242ra83. DOI: 10.1126/scitranslmed.3008825

    45. Naik S., Nicholas S.K., Martinez C.A., Leen A.M., Hanley P.J., Gottschalk S.M. et al. Adoptive immunotherapy for primary immunodeficiency disorders with virus-specific T lymphocytes. J Allergy Clin Immunol 2016; 137(5): 1498–1505.e1. DOI: 10.1016/j.jaci.2015.12.1311

    46. Heslop H.E., Slobod K.S., Pule M.A., Hale J.A., Rousseau A., Smith C.A. et al. Long-term outcome of EBV-specific T-cell infusions to prevent or treat EBV-related lymphoproliferative disease in transplant recipients. Blood 2010; 115(5): 925–935. DOI: 10.1182/blood-2009-08-239186

    47. McLaughlin L.P., Bollard C.M., Keller M.D. Adoptive T Cell Therapy for Epstein–Barr Virus Complications in Patients With Primary Immunodeficiency Disorders. Front Immunol 2018; 9: 556. DOI: 10.3389/fimmu.2018.00556

    48. Gotoh K., Ito Y., Shibata-Watanabe Y., Kawada J., Takahashi Y., Yagasaki H. et al. Clinical and virological characteristics of 15 patients with chronic active Epstein–Barr virus infection treated with hematopoietic stem cell transplantation. Clin Infect Dis 2008; 46(10): 1525–1534. DOI: 10.1086/587671

    49. Afessa B., Peters S.G. Major complications following hematopoietic stem cell transplantation. Semin Respir Crit Care Med 2006; 27(3): 297–309. DOI: 10.1055/s-2006-945530

    Для цитирования:

    Якушина С.А., Кистенева Л.Б., Чешик С.Г. Принципы терапии хронической Эпштейна–Барр вирусной инфекции и ассоциированных заболеваний. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2019;64(2):38-46. https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-2-38-46

    For citation:

    Yakushyna S.A., Kisteneva L.B., Cheshyk S.G. Principles of the treatment of chronic Epstein–Barr virus infection and associated diseases. Rossiyskiy Vestnik Perinatologii i Pediatrii (Russian Bulletin of Perinatology and Pediatrics). 2019;64(2):38-46. (In Russ.) https://doi.org/10.21508/1027-4065-2019-64-2-38-46


    Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

    Из общего числа воспалительных заболеваний ЛОР-органов более 70% обусловлены вирусной инфекцией, в это число входят и герпесвирусные. Из них одно из первых мест занимают заболевания ЛОР-органов, возникающие в результате реактивации ВЭБ [9]. Известно, что хронический тонзиллит — это наиболее распространенное инфекционное поражение миндалин, характеризующееся нарушениями гуморального и клеточного иммунитета, которое может развиться после рецидивирующих острых тонзиллитов [8]. Поскольку хронические инфекционные процессы при ЛОР-заболеваниях могут протекать без выраженных изменений общего иммунного статуса организма, особое внимание привлекает состояние местного иммунитета [5]. Изучению показателей местной иммунной защиты ротоглоточной зоны посвящено много исследований, однако их данные не всегда однозначны. Также к числу нерешенных вопросов в оториноларингологии относится вопрос о роли вирусных инфекций и аутоиммунных реакций при хронических воспалительных заболеваниях, и их местных и общих проявлений и роли в патогенезе хронического тонзиллита.

    Читайте также:  Элевит пронаталь и магний в6 можно ли вместе пить

    Известно, что вирус Эпштейн-Барра (ВЭБ) имеет глобальное распространение. Источником ВЭБ является больной человек или здоровый носитель. Вирус выделяется со слюной в продромальный период, в разгаре заболевания и при выздоровлении в период до 6 месяцев. Основной путь передачи вируса — воздушно-капельный от человека к человеку. Воротами инфекции при этом служит ротоглотка. Данные литературы о появлении ВЭБ в слюне здоровых носителей противоречивы, источниками могут являться как В-лимфоциты слизистой оболочки, так и плазматические клетки или клетки плоского эпителия. Также заражение может происходить контактно-бытовым и половым путями [2]. Типичные клинические проявления многообразны, но основными симптомами являются поражение ротоглотки (хронический тонзиллит), лихорадка, генерализованная лимфоаденопатия, особенно увеличение лимфоузлов шейной группы [10]. В зависимости от длительности пребывания вируса в клетке и связанных с этим изменений в ее функционировании различают три типа течения вирусной инфекции.

    Если ВЭБ после заражения начинает активно размножаться в клетке, а образующееся многочисленное вирусное потомство одновременно покидает ее, то клетка подвергается лизису и гибнет. Вышедшие вирусы поражают другие чувствительные клетки. Подобным образом развивается литическая инфекция.

    При персистентной инфекции размножение ВЭБ идет медленнее, а новые вирусные частицы покидают зараженную клетку постепенно. Клетка продолжает жить и делиться длительное время, хотя ее функционирование под влиянием вируса может измениться [7].

    Последний тип — латентная (скрытая) инфекция, при которой в зараженной клетке реализуется лишь часть генетической информации ВЭБ, а образование ее потомства не происходит. Однако геном вируса встраивается в ядерные структуры клетки, при ее делении воспроизводится и с клеточными хромосомами передается дочерним клеткам. Во время латентной стадии транскрибируется ограниченное количество генов вируса и синтезируется небольшая часть его белков, которые поддерживают персистенцию ВЭБ в организме. В латентной стадии вирус может сохраняться в организме человека в течение всей жизни. При иммунодефицитом состоянии, на фоне болезни латентный провирус в зараженных клетках может активироваться и размножаться (стадия репликации). Репликация ВЭБ начинается с синтеза ранних белков и ДНК с последующей продукцией вирусного капсидного антигена (VCA). Это приводит к увеличению количества генетического материала вируса, появлению зрелых вирионов. Дальнейшее развитие инфекции может происходить пи литическому либо персистентному типу [7].

    В большинстве случаев первичная ВЭБ-инфекция протекает субклинически и сопровождается продукцией специфических антител. Первичная ВЭБ-инфекция может переходить в хроническую форму [1].

    Для выявления ДНК ВЭБ в настоящее время широко используют ПЦР. Чувствительность ПЦР при ВЭБ-инфекции наиболее высока при использовании для анализа проб слюны [6].

    Существенную значимость для серодиагностики ВЭБ-инфекции имеет также определение антител к вирусным капсидным антигенам (VCA), ранним антигенам (EA), нуклеарному (ядерному) анти- гену (NA).

    Острая фаза ВЭБ-инфекции характеризуется продукцией у больного анти-VCAIgM и IgG и в большинстве случаев наличием IgM и IgG, специфичных к комплексу ранних антигенов (EA).

    Анти-VCAIgM начинают продуцироваться в первые дни заболевания, и их концентрация достигает максимума на 1-2 неделе. Наличие анти-VCAIgM в высоких титрах более 3 месяцев свидетельствует о затяжном течении заболевания или иммунодефицитном состоянии больного [4].

    Анти-VCAIgG можно обнаружить в крови пациентов в первые недели после заболевания, а максимальные значения их концентрации — на 2-4 неделе. Также этот маркер обнаруживается в сроки от нескольких месяцев до года после инфицирования.

    Анти-NAIgG начинает выявляться в крови инфицированных через 1-6 месяцев после начала заболевания и сохраняется на достаточно высоком уровне пожизненно. Их обнаружение свидетельствует о том, что заражение пациента произошло не ранее чем за 3-4 месяца до проведения обследования. У больных с иммунодефицитными состояниями этот серологический маркер может не определяться [10].

    Клиническая картина Эпштейн-Барра вирусной инфекции характеризуется четкой цикличностью с выделением традиционных периодов: продромального, развернутой клинической картины и реконвалесцен- ции [1]. Одним из ранних симптомов заболевания в остром периоде болезни является поражение ротоглотки в виде тонзиллита.

    По данным одних авторов, после перенесенной первичной инфекции происходит формирование напряженного противовирусного иммунитета, на фоне которого отсутствуют клинические проявления ВЭБ инфекции, а состояние человека расценивается как носительство ВЭБ. У носителей ВЭБ небольшое количество клеток (примерно от 1 до 50 на 1 млн), в основном В-лимфоцитов несут ee вирусную эписому [11]. Другие авторы считают ВЭБ инфекцию заболеванием иммунной системы с нарушением интерферонообразования, изменениями содержания и функционального состояния Т-лимфоцитов, NК [8]. Вместе с тем практически отсутствуют данные по из­менению параметров иммунной системы при латентной ВЭБ инфекции, реактивации ВЭБ и при хро­нической ВЭБ инфекции.

    В связи с этим изучение уровня про- и противовоспалительных цитокинов позволят получить информацию о функциональной активности иммунокомпетентных клеток и особенностях инфекционного процесса при разном течении ВЭБ инфекции. Поэтому цель нашего исследования заключалась в анализе и выявлении особенностей локального цитокинового статуса (IL-6, IL-17, IL-4, IL-10, TGF-β1, sIgA) и содержание секреторного IgAу пациентов с хроническим тонзиллитом на фоне ВЭБ-инфекции.

    Материалы и методы исследования

    В исследование включено 50 человек (31 женщина и 19 мужчин) с диагнозом хронический тонзиллит, выставленным на основании жалоб пациентов, анамнестических данных, клинической картины. У всех пациентов произведен забор материала из зева на микрофлору и чувствительность к антибиотикам, а также методом ПЦР определяли ДНК вируса Эпштейн-Барра. Из них у 20 человек диагностирована ВЭБ-инфекция (1 группа), у 30 человек — Streptococcuspyogenes (2 группа). У всех обследованных пациентов хронический тонзиллит был в стадии обострения, о чем свидетельствовали наличие клинических симптомов, данные анамнеза и объективного осмотра. Больные обследованы в период разгара заболевания (1 день болезни), угасания клинических симптомов (7-й день) и в период реконвалесценции (28-й день). Контролем служили 15 человек — практически здоровых добровольцев, сопоставимых по полу и возрасту.

    Для выявления ДНК ВЭБ использовали метод полимеразной цепной реакции (ПЦР). Материалом для выделения ДНК ВЭБ служили кровь, слюна и эпителиальные клетки небных миндалин. Методом иммуноферментного анализа (ИФА) определяли EBV-VCA-IgM, EBV-EA-IgG, EBV-NA-IgG в сыворотке крови. Определение цитокинов (IL-6, IL-17,
    IL-4, IL-10, TGF-β1, sIgA) в слюне проводили с помощью специфических реактивов фирмы «R&DDiagnostic. Inc» (США) методом сэндвич-варианта твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА), содержание секреторного IgA определяли в слюне методом твердофазного ИФА с применением специфических реактивов ЗАО «Вектор-Бест» (Россия).

    Статистическую обработку полученных результатов проводили с помощью компьютерных программ MicrosoftExel, Biostat с применением непараметрических методов и корреляционного анализа. Результаты представляли в виде медианы (Ме), верхнего и нижнего квартилей (Q25; Q75). Достоверность различия определяли при p

    Ссылка на основную публикацию
    Хорошие желчегонные таблетки
    Желчегонные препараты активизируют выработку и отток желчи, минимизируют её вязкость. Лекарства назначают для устранения проявлений и предотвращения развития патологических процессов...
    Холестерин липопротеидов высокой плотности лпвп
    Номенклатура МЗРФ (Приказ №804н): A09.05.004 "Исследование уровня холестерина липопротеинов высокой плотности в крови" Биоматериал: Сыворотка крови Срок выполнения (в лаборатории):...
    Холестерин лпвп ниже нормы
    О том, что повышенный уровень холестерина в крови – опасен, слышало большинство из нас, но что это за вещество, откуда...
    Хорошие слова мужчине
    Согласно широко известной народной мудрости «женщины любят ушами». Однако это совсем не значит, что мужская часть населения нашей планеты не...
    Adblock detector